Глава 3. Исход

Глава 3. Исход
Отрывок из книги «Когда Господь…»

СЫН АМРАМА

 

О происхождении имени народа «евреи» имеются разные версии. Флавий считает, что оно происходит от Евера, правнука Ноаха. Связывают его также с ивритским «лаавор», – «переходить»: племя это называли еще «перешедшими через реку».

Как сложилась бы судьба этого народа, если бы братья Иосифа не совершили предательства, продав его в рабство египетским купцам за двадцать сребренников? Не было бы четырехсотлетнего рабства? Не было бы Исхода? Но история не знает сослагательного наклонения.

После смерти Иосифа и смены династий жизнь евреев в Египте ухудшилась.

Их стали посылать на самые тяжелые работы, на строительство плотин и стен для отведения вод реки Нил в каналы, работали они также при сооружении пирамид.

У сына Амрама из колена Леви и его жены Йохевед, кроме имени Моше, были и другие имена: Хавер – соединяющий; Ави Сохо – пророк; Шемайя – Ашем будет слушать его молитвы, всего десять имен.

Когда прислужницы фараона нашли младенца в корзине среди тростников на берегу Нила, то дочь фараона сказала: «Как он прекрасен!»

Она усыновила младенца. Сообщает Мидраш, что она впоследствии приняла иудаизм. О своем истинном происхождении Моисей узнал, может быть, от матери, которая стала его кормилицей.

Моисей уже в детстве поражал своими необыкновенными способностями. Когда же он вошёл в юношеский возраст, то проявил сноровку и в военном деле.

Фараон послал его против эфиопов, которые уже много лет разоряли страну своими набегами.

Молодой полководец одерживал победу за победой. Он дошел до главного города эфиопов Савы, но это была крепость, казавшаяся неприступной.

Тут Моисею помог случай. В него влюбилась эфиопская царевна и прислала слуг для переговоров о браке. Моисей поставил условием сдачу крепости.

При дворе фараона, однако, удачливого юношу преследовали интриги и козни завидующих возвышению человека без рода и племени.

В конце концов, судьба, вознесшая его на недосягаемую высоту, низвергла его. Моисей был осужден фараоном за убийство египтянина.

Этот человек был надсмотрщиком над евреями, и он отобрал жену у одного из них, по имени Датан. Этот Датан, говорят, и предал Моисея, пожаловавшись фараону. Тогда понял пророк, что «среди сынов Израиля есть доносчики».

Ему грозила смертная казнь, но он бежал и жил одно время в Эфиопии, а потом ушел в землю Мадиамскую, где взял за себя дочь Рагуила. Там он пас стада своего тестя на горе Синай.

Но пастушество не было уделом этого человека со столь необыкновенной судьбой.

Ум Моисея бодрствовал, очи видели, а уши слышали. Там, на Синае, он однажды увидел куст терновника, который горел, не сгорая и не запаляя ничего вокруг.

Там же, на берегу Чермного моря, у него родился план вывода евреев из Египта, вспыхнувший подобно яркой звезде в его мыслях, а может быть, навеянный свыше.

 

БЕ МИДБАР. В ПУСТЫНЕ

 

Сними обувь твою с ног твоих, ибо место,

на котором ты стоишь, есть земля святая

(Исх. 3:5)

 

Какие надо было иметь душевные силы и убежденность, чтобы взять на себя миссию: вывести целый народ из египетского рабства! И Моисей знал в себе эту силу, он говорил: «Во мне силы больше, чем во всем мире!»

Но прежде он выполнил завещание Иосифа, о котором знал:

«Посетит вас Бог,и вы с собою вынесите кости мои отсюда» (Исх. 13:19).

Тело Иосифа, как знатного египтянина, по обычаям страны забальзамировали, положили в гроб и опустили на дно Нила, чтобы призвать благословение на воды его.

Одна старая женщина указала Моисею это место, и он, подойдя к воде, воскликнул: «Иосиф! Иосиф! Наступил час, о котором ты сказал!»

И тотчас гроб всплыл на поверхность реки.

Евреи покинули Египет «в месяце Ксанфике, на пятнадцатый день по обновлении луны, четыреста тридцать лет спустя после прихода праотца нашего Авраама в Хананею» (Иосиф Флавий, «Иудейские древности», т.1).

Не одно поколение сменилось, пока евреи бродили по пустыне, терпя лишения.

Не раз они бунтовали против своего вождя и даже намеревались побить Моисея камнями за то, что уговорил их уйти от сытой и спокойной жизни, пообещав привести в Землю обетованную.

И случалось так, что начальники бунтов умирали, либо тем или иным способом были уничтожены, и Моисей возвещал это карой Господней.

Так умерли Замврий и Корей, и те, что были с ними заодно.

Вот что говорил вождю Замврий, начальник Симеонова колена, не уступавший Моисею в знатности происхождения:

«Ты, Моисей, до сих пор всяческими средствами навязывал нам под видом законов полное порабощение Богу, а себе оставлял всю власть. Таким образом, ты для евреев хуже египтян, потому что постоянно готов наказывать всех, кто бы поступил не по твоим законам, а по собственному усмотрению» (Иосиф Флавий, «Иудейские древности», т.1).

В начале пути были еще люди, которые осмеливались говорить такое. Впрочем, Замврий и его жена вскоре были убиты ударом копья, когда сидели в своем шатре.

В конце концов, одни посреди казавшейся им необъятной каменной пустыни, в окружении враждебных племен и царств, евреи приучились подчиняться воле ведущего их человека.

В их сердца внедрился и навечно там поселился страх. Так сказал о Моисее древнеримский историк: «Он первым на земле богов создал страх».

Впрочем, как не раз говорит в своих трудах Иосиф Флавий: «…на этот счет каждый может иметь свое собственное мнение».

Многие из народов, населявших земли, через которые шли евреи, спрашивали, что это за многочисленное племя, и кто у них вождь, и каковы его особенности.

И был дан ответ: неотразимая сила слова – главная особенность этого человека.

Говорили еще, что Моисей обладал способностью воздействовать на людей, почти гипнотической.

Это был титан, определивший всю последующую судьбу своего народа.

В те времена глубокой древности выделялись люди, обладавшие особенными способностями, волшебники, волхвы, владевшие магическими знаниями.

Ещё говорят, что у Моисея был в межбровье третий глаз, который мог испускать луч поражающий.

Про третий глаз, имевшийся у некоторых человеческих особей, есть и другие сведения в источниках.

 

ЗЕМЛЯ, ТЕКУЩАЯ МОЛОКОМ И МЁДОМ

 

Когда скитальцы в первый раз подошли к границам Земли Ханаанской, Моисей послал двенадцать юношей, по одному от каждого колена, чтобы «высмотреть землю» какие народы на ней живут, какие у них города, и о плодородии этой земли.

Среди этих двенадцати был Иошуа бен-Нун из колена Ефремова. Вернувшись после сорокадневного путешествия, разведчики принесли плоды этой земли. Для того, чтобы удерживать и нести одну виноградную гроздь, потребовались усилия двоих юношей!

С тех пор одним из символов Земли обетованной стало изображение: двое юношей, укрепив на шесте, несут на плечах огромную гроздь.

Но разведчики эти говорили и об опасностях, которые могут ожидать пришельцев, они говорили, что города этой страны хорошо укреплены, там много глубоких рек и неприступных гор.

Один из посланных юношей заходил в Хеврон, чтобы поклониться могилам праотцев, и он говорил, что видел там исполинов, которые остались невесть с каких времен на земле. Получалось так, что немедленное завоевание этой страны невозможно.

Люди же, услышав о трудностях и опасностях, опять раздражились против Моисея и его брата Аарона, которого вождь назначил первосвященником, и намеревались побить их камнями и вернуться из гибельной пустыни обратно в Египет.

Их успокаивали Иошуа бен-Нун и другой разведчик Халев из колена Иудина. Во время этого Моисей сидел в Скинии собрания, где с ним говорил Всевышний, и, выйдя потом к народу, когда возбуждение людей понемногу утишилось, объявил евреям Его волю.

 

 

МОЗГ, СКОВАННЫЙ ЦЕПЯМИ

 

Эту Скинию собрания искусно сделали назначенные Моисеем мастера, Веселиил из колена Иуды и Элиав из колена Дана. Это было уже после того, как пророк во время путешествия по пустыне дважды поднимался на гору Синай.

По преданиям, на этой горе обитал Бог. Моисей слышал об этом, еще когда пас здесь овец своего тестя, так что местность была ему знакома.

Гора выглядела неприступной из-за ее высоты и крутизны склонов.

Когда в первый раз он поднялся туда, чтобы говорить с Богом, увидели со страхом люди, как всё вокруг покрыл густой туман, задули вихри, гора заколебалась, и из нее пошел дым.

Никто не посмел последовать за пророком. Когда же он спустился с горы, то подтвердил, что нельзя людям туда идти и видеть Его, потому что тогда падут многие из них.

И сообщил народу переданные ему Всевышним десять заповедей Его.

Во второй свой поход на гору Синай, после сорокадневного отсутствия, Моисей принес две каменные скрижали, на которых те заповеди были выбиты, по пяти на каждой.

Для хранения этих каменных скрижалей он велел сделать ковчег из дерева ситтим и обложить золотом, и крышку ковчега из чистого золота с двумя золотыми херувимами.

Потом приступили к сооружению Скинии, переносного храма-шатра, где в Святая Святых присутствовало Божество, чтобы можно было говорить с Ним и не лезть каждый раз для этого на гору.

Евреи со всем пылом понесли всё, что было у них припасено, серебро и золото, что вынесли они из земли египетской, драгоценные камни и разноцветные ткани и благовония.

Воля же Всевышнего, которую передал людям Моисей, была такова.

Вначале, так сказал пророк, Он хотел уничтожить всех евреев, которых назвал жестоковыйными, за их неверие и бунты и прегрешения и за то, что в отсутствие Моисея, пока тот сорок дней был на горе Синай, они хотели молиться золотому тельцу.

Но, вняв мольбам пророка, Он смилостивился и определил в качестве наказания им сорок лет ходить по пустыне бездомными скитальцами, после чего сыны их смогут наконец войти в Землю обетованную, чтобы воспользоваться всеми благами этой земли.

«Если Я прямым путем приведу их в Ханаан, займется каждый из них полем своим и виноградником своим, и совершенно забросят Учение Мое. Надо, чтобы сначала дух Истины Господней глубоко внедрился в души их» («Агада», раздел «В пустыне»).

Такое услышав о своей дальнейшей судьбе, когда они дошли уже до самых границ Земли, завещанной народу Богом и праотцами, евреи опять раздражились и возводили на Моисея всяческие обвинения. Они даже решились, вопреки воле Всевышнего, отказаться от его руководства и самим начать войну с хананеями. И пошли войной, и потерпели полное поражение.

После этого они окончательно пали духом и подчинились воле ведущего, чтобы продолжить странствования по пустыне. Так родился мозг, скованный цепями.

 

СМЕРТЬ ААРОНА

 

Сестра Моисея Мирьям и его брат Аарон умерли в один год.

Ещё до этого погибли два сына Аарона, Навад и Авиуай, от внезапно вспыхнувшего огня в их кадильницах, куда положены были курения. Случилось это во время жертвоприношений, и никого не тронул огонь, только этих двоих.

А ещё будто бы слышали раньше, как эти сыновья Аарона говорили между собой, что вот когда умрут два старика, Моисей и Аарон, то власть перейдет к ним.

Когда же всё это случилось, Моисей произнес назидательную речь о каре, постигшей несчастных ребят, потому что жертвоприношения их не были угодны Господу. И сказано в Книге Левит (10:3), что после этой речи «Аарон молчал».

Смерть же самого Аарона описана в главе 20 книги "Числа». А вот как об этом рассказывает «Агада».

Брат Моисея и не подозревал, что его конец так близок.

Евреи видели, как рано утром Моисей пришел к шатру Аарона и что-то ему сказал, после чего заметили, что Аарон словно «умалился ростом». Это произошло в пустыне, у подножия горы Ор.

Видели еще, как на ту гору поднялись трое, Моисей, Аарон и его старший сын Елеазар. Аарон был в одежде первосвященника.

Спустились с горы двое: Моисей и Елеазар в одежде первосвященника.

Аарон умер в новолуние месяца Авваса.

Евреи оплакивали его, они любили Аарона за кротость и справедливость.

Он был бесхитростен и не умел скрывать, если в чем-то сомневался.

Нашлись опять бунтующие, которые обвиняли Моисея в смерти брата. Но ему удалось и на этот раз убедить людей словами.

К этому времени он обладал, как сказано у Флавия, сверхъестественным авторитетом.

 

КОНЕЦ СОЗДАННОГО ИЗ ПЛОТИ И КРОВИ

 

Во время сорокалетнего путешествия среди моря каменных холмов евреи под водительством пророка одерживали победы над местными царствами и племенами. И опять спрашивали цари друг у друга: что это за народ, и кто их предводитель?

Рассказывают, что царь Арабистана повелел лучшему из своих мастеров рисования сделать портрет Моисея, а затем созвал мудрецов, чтобы те сделали по портрету толкование характера этого человека. Вот что сказали царю мудрейшие:

«Государь! Облик этот принадлежит человеку жестокому, высокомерному, жадному к наживе, одержимому властолюбием и всеми пороками, какие существуют на свете».

Узнав об этом, вот как ответствовал Моисей:

«Да будет ведомо тебе, царь, что все пороки, о которых говорили мудрецы, действительно были присвоены мне от природы… Но долгими и напряжёнными усилиями воли боролся я с пороками моими, пересиливал и подавлял их в себе, пока всё противоположное им не стало натурой моей. И в этом высшая гордость моя. («Агада», раздел «В пустыне»).

Когда же после долгих странствий подошли, наконец, евреи снова к Земле Ханаанской и стали за Иорданом напротив Иерихона, то услышал пророк обращенный к нему Глас Божий: «Ты через Иордан не перейдёшь!»

Это было неожиданным ударом; кажется, что к своей собственной смерти пророк не был готов и роптал Богу: «Это ли мне плата за сорокалетний труд?!» Жаловался на несправедливость и умолял не посылать к нему ангела смерти.

На всё Господь отвечал ему так, как некогда сам Моисей говорил своему брату Аарону: «Брат, надо умереть».

И закрыл Господь врата всех семи небес, «ибо молитва Моисея подобна была мечу, который рубит и рассекает без удержу» («Агада», раздел «В пустыне»).

Тогда смирился Моисей и с высокой горы смотрел на страну, куда не суждено было ему ступить, и плакал, и спрашивал себя: «Неужели это всё сотворил я один?»

День и ночь недвижен на горе он сидел, и никто не посмел тревожить патриарха.

А потом вышел к людям новый Моисей, которого они не знали, смиренный, с непокрытой головой и с грустью в очах, и, поклонившись на все четыре стороны, обратился к ним, говоря так:

«Израильтяне! Много огорчал я вас законами и постановлениями, и ныне прошу: простите меня!

Прошу вас только, когда войдете в Землю обетованную, – он сглотнул комок, застрявший в горле, и не смог удержать одинокую слезу, которая сползла через щеку до самого подбородка, – поминайте меня, поминайте кости мои, говорите: “Горе Бен-Амраму! Горе тому, кто подобно коню, мчался впереди нас, а кости его остались лежать в пустыне!”» («Агада», раздел «В пустыне»).

И люди отвечали ему, плача: «Учитель и господин наш! Мы прощаем тебя!»

А он, сложив руки на груди, еще так сказал: «Глядите! Вот конец созданного из плоти и крови!»

На горе Нево, в земле моавитской, против Бет-Пэора, место погребения его, но никто, ни один смертный, не нашёл этого места до сегодняшнего дня.

«Когда стоят на горе, то могила видна в долине, а когда сойдут в долину, то могила видна на горе» ((«Агада», раздел «В пустыне»).