Кровное восстанет

Кровное восстанет
Журнал «ДОН», № 4-6, 2019

Открывает номер рубрика «Знак Патриарха». В мае этого года лауреатом Патриаршей литературной премии стал прозаик Михаил Тарковский (село Бахта Туруханского района, Красноярский край), постоянный автор журнала «Дон». О себе, об ощущениях после получения столь высокой награды Михаил Александрович рассказал Сергею Арутюнову, также автору издания. Интервью называется «Стоять по горло в России…», и эти слова Тарковского, пожалуй, точнее всего выражают не только творческую, но и жизненную позицию писателя, а также обращены ко всем нам.

Задан вопрос острее острого: «Каков сегодня русский человек, сохранился ли его вид не только генетически, но нравственно, ментально, или только что, в XX веке, нами пережита сокрушительная катастрофа, после которой неизвестно, будем ли вообще, и как именно?»

И убедителен ответ: «Каков русский человек сегодня, это спустя годы проя́снится. Что мы можем сейчас сказать? Только одно: что он разный – от сокровеннейших патриотов и подвижников до обуянных рыночностью, измочаленных выживанием и забывших, как быть верными. Каких больше? Вроде бы вторых. Но это только с виду – а копни заварухой, и всё наносное сдует, и своё древнее, кровное восстанет. Так что задача наших недругов – всё сделать по-тихой, чтоб мы и не заметили, как нерусями стали».

Первым же лауреатом Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия в 2011 году был назван Владимир Крупин. Его цикл рассказов «Вятский мёд» как раз следует за интервью. Удивительная проза, крупинский с мудрой хитрецой язык и, конечно же, тот самый вятский дух! Да, он отличен от казачьего, но всё-таки сродни ему, недаром ли казаки-донцы по государевой службе обороняли землю вятскую да и коренились в оной – удалые с озорством кровя куда денешь? Приведём начало одного рассказа: «Когда Колумб открыл Америку, в ней уже было семь вятских плотников», или другого: «Самая худая избёнка у Авдея. Ограда у него, по его выражению, до Петрограда ветру рада, то есть нет никакой».

Крупин есть Крупин даже при обычной интернет-переписке. Показали отрывок из его колоритного письма в редакцию «Дона»: «Да, ради улыбки: был в юных юношах, знал мало, но уже покуривал, курили «приму». И узнав новое слово, я думал, что примадонна – это не актриса, а сигареты «прима» донской табачной фабрики, марка такая, «Прима Дона». И там же в ответ на предложение главного редактора войти в состав редколлегии издания (Владимир Николаевич – давний автор «Дона»): «Служу России! Так я отвечаю на предложение войти в члены редколлегии Дона. Большая честь. Ура, аминь и аллилуйя! р. Божий Владимир Крупин». Что тут скажешь!

Всероссийской литературной премии «Русский путь» имени Ф. И. Тютчева удостоился поэт Андрей Шацков (Руза – Москва). И ответом на награду может служить его стихотворная подборка «Негасимая лампада».

 

А печаль, как печать, паутиной повисла в углу.

И над дедовским домом тускнеющий нимб листопада…

Воскрешаем Любовь, расточаем вечернюю мглу.

Вифлеемской звездою горит негасимо лампада!

 

Выверен и сюжетно, и по исполнению рассказ Сергея Шаргунова (г. Москва) «Род Выпряжкина». Наблюдательность автора вырастает до символа: «Его звали Василием, а фамилия была будто с нервным изломом посередине – Выпряжкин». Героя рассказа ждёт испытание, и только осознав свою самость, не пожелав уступить неправедной силе, он решает идти до конца… Честь рода превыше всего!

В определённой степени такая позиция перекликается с постулатом Михаила Тарковского, что изложен вначале обзора, когда говорится о том, каков русский человек сегодня. Так реальный ход жизни подкрепляется художественным вымыслом, а последний подчас более значим для нашего духовного состояния, чем происходящее наяву.

В поэтической рубрике подборка Владимира Алейникова
(п. Коктебель) «Счастье родного брега». Строфы чередуются, точно валы Чёрного моря под киммерийским ветром.

 

Проще смотри на земные дела,

Реже советчиков слушай,

Чаще молись, чтобы вера вела

Кромкой меж морем и сушей.

Шире объятья для речи раскрой,

Душу свою сберегая,

Чтобы вон там, за Святою горой,

Эра встречала другая.

 

Проза священника Николая Толстикова из Вологды заслуживает особого внимания критиков. Только где их ныне сыскать? А ведь его повесть «Надломленный тростник», написанная на современном материале, но в классическом ключе, так и просится для обсуждения. Автор мыслит образами своих героев. Они у него живые, действуют, как обычно принято, по обстоятельствам. И только нравственные переживания заставляют их меняться внутренне, обретать смысл своего бытования здесь и сейчас. Впрочем, так ли это? Сомнения гложут до самого конца повести… И оставленный без ответа вопрос главному действующему лицу многострадальному Серёге: «А тебе куда?!» звучит для каждого из нас. Это вопрос выбора своего пути.

Исповедальная откровенность всегда отличала музу Юрия Могутина (г. Москва). Иначе как криком души не назвать следующие строки из его подборки «Гротеск»:

 

О величайшая из Родин!

С бомжом признаешь ли родство?

Лишь тот воистину свободен,

Кто не имеет ничего.

 

Молодой прозаик из Минска Эдуард Кухновец только в начале творческого пути, но обладает замечательным чувством слова. Уместна цитата из его рассказа «Тайна» с описанием, как колет дрова дед Михась: «Обжигаясь об острую кору, колол он свистящим раскатом половины и четверти, и, окружив себя дровишками, лишь мыском отбивал их куда попало, расчищая место. Ветхая рубаха помрачнела. Живчик рокотал фиолетовой струёй под прядью. Вихляющая бугристыми болезнями спина угрожала развалиться на звенья вялых костяшек, и пришлось делать последний замах…».

«Подданная русских захолустий» Диана Кан (г. Оренбург) верна себе в подборке «Високосная весна», когда настойчиво проводит мысль, что по важности вначале всегда должна быть Россия-матушка, собрание её земель, и уж только затем столица, а никак не наоборот. И как упрёк, как остережение стольному граду:

 

Край мой мятежный.

Край мой крамольный…

Ветер-ведьмак пугачёвщиной дышит.

Край мой далёкий от Первопрестольной.

Горем завейся Москва не услышит.

 

Под рубрикой «Другие берега» печатаются рассказы русских авторов зарубежья Михаила Моргулиса (США) «В баре Флориды» и Елены Грозовской (Франция) «Дождь». Оба произведения о хрупкости нашего мира, о том, как надо понимать и беречь друг друга.

Молодой стихотворец из Брянска Роман Кручинин, судя по подборке «Очередь за солнцем», идёт от своей малой родины, счастлив ею, рад каждому не бесцельно прожитому дню.

 

Я на пугало кепку надену

пусть форсит, ну а сам за дела…

Нет в руках моих злата и денег

но хватает и сил и тепла.

На заборе пернатое знамя,

а сосед, чтоб слова разменять:

Что аж светишься?

Чёрт меня знает…

Что темнишь-то?

Бог знает меня.

 

Литературовед из Луганска Виталий Даренский в своей статье под рубрикой «Прочтение классики» делает вывод об актуальности эстетики Л. Н. Толстого в наше время.

Знание предмета определяет ценность исследовательской работы «Смысл существования» Пётра Ткаченко (г. Москва) под одной из главных рубрик журнала «Правда «Тихого Дона». Автор справедливо полагает, «что и столько лет спустя после создания «Тихого Дона», мы все ещё находимся в начале его прочтения, в начале постижения его смыслов и его значения в истории и судьбе России».

Живы мы не только настоящим, живы и памятью. Исполнилась годовщина со дня ухода замечательного таджикского поэта-эпика Мумина Каноата, воспевшего подвиг советского солдата на Днепре и на Волге. Последнее интервью с ним «Качаем землю-колыбель» в своём переводе и с комментариями прислал в редакцию «Дона» Варка Зайниддинов (г. Бохтар, Таджикистан).

Рубрика литературной критики «Окуляр» представляет послесловие к книге Сергея Арутюнова «Пока шедевры не равны атрибуту…» Максима Ершова (г. Белгород), а также его заметки на полях журнала «Наш современник» под значащим названием «Метиться в небо» с благожелательным разбором публикаций молодых авторов этого издания».

О сегодняшнем житье-бытье в осадном городе свидетельствует его жительница Людмила Марава, чей репортаж «Голгофа Донецкая» по праву может войти в летопись горестного противостояния.