Открытия открывшегося сезона

Открытия открывшегося сезона
Театрально-концертное обозрение

Минувшей осенью и в Башкортостане, и в России широко отметили 98-ю годовщину со дня рождения Мустая Карима. В Москве его именем назвали новую улицу. В небо взмыл самолет с надписью на борту «Мустай Карим». В Уфе возле памятника народному поэту, несмотря на непогоду, вспоминали его при большом стечении людей. Башгосуниверситет, гимназия его имени, родное Кляшево, Национальная библиотека им. Валиди – даже не стоит перечислять все учебные и культурные заведения республики, для которых столь значима эта дата. По-особому тепло и сердечно прошел вечер 20 октября в Национальном молодежном театре им. Мустая Карима. Показали «Радость нашего дома» по одноименной повести любимого писателя. Хотя постановка эта была премьерной в 2005 году и артисты, играющие детей, успели повзрослеть, спектакль живет, затрагивает душу, а своим финалом рождает в зрительном зале ту минутную тишину и комок в горле, которые потому и не сразу переходят в бурную овацию.

В одном из недавних интервью известная актриса Юлия Пересильд высказалась о том, что удержать на должной высоте театральное представление, которому несколько лет, гораздо сложнее, чем подготовить премьеру. В данном случае и режиссеру Мусалиму Кульбаеву, и актерам это удалось. Ямиль (Рамзиль Сальманов), Оксана (Александра Комарова) и их друзья (Аида Кульбаева, Ильнур Лукманов, Вадим Клысов) играют девчонок и мальчишек военной поры с тем чувством меры, когда детская непосредственность сочетается с ранней взрослостью. Отцы на фронте, но и здесь – в глубоком тылу, в далекой от боев и бомбежек башкирской деревне, все беды и горести Великой Отечественной, все трудности быта люди переносят с великой стойкостью и уверенностью в победе. Мать и бабушка Ямиля в прекрасном исполнении заслуженной артистки РБ Альбины Кашановой и народной артистки РБ Рамили Салимгареевой словно олицетворяют собой тот «женский тыл», который и пахал, и сеял, и растил детей, и не расставался с надеждой встретить сыновей, мужей, братьев после кровавых сражений с фашизмом. Ямилю и Оксане повезло – их отцы (Ильсур Хабиров, Андрей Шрайнер) возвратились, и эту радость пополам с печалью расставания ставших навеки родными брата и сестры с искренним волнением смогли передать актеры. Недаром поднявшиеся на сцену дорогие гости – друзья Мустафы Сафича и его родных Андрей Дементьев, Иосиф Кобзон, Михаил Швыдкой с благодарностью отозвались о спектакле, который доходит до самого сердца.

Не скрою, что испытала гордость за свое поколение – детей войны, с такой любовью описанных в повести Мустая Карима. В который раз убедилась, каких высоких нравственных достоинств были люди, что нас воспитали – и те, которые воевали, и те, которые в тылу держались не менее мужественно, защищая и охраняя детство для мирной жизни.

С большой творческой удачей можно поздравить Башкирский академический театр драмы им. Мажита Гафури: спектакль «Зулейха открывает глаза» (инсценировка Ярославы Пулинович в переводе Хурматуллы Утяшева по книге Гузели Яхиной, получившей широкую известность) с таким интересом принят зрителем, что в готовую уже репертуарную афишу включили дополнительное количество его показов. Талантливый режиссер-постановщик Айрат Абушахманов и раньше выбирал для работы такой материал, который независимо от времени и места действия точно попадал в болевые точки нынешнего дня. Можно вспомнить «Пролетая над гнездом кукушки», удостоенной Гран-при Международного фестиваля «Туганлык-2006», историческую драму «Ахмет-Заки Валиди Тоган» (2010 г.) или «Эх, люди, милые люди» по Василию Шукшину (2011 г.). Недавняя премьера о достаточно далеких десятилетиях советской эпохи воспринимается и как жестко правдивый загляд в прошлое, в оценке которого полярные суждения и поныне разводят людей в разные стороны, и как обращение к острым проблемам, волнующим всегда: народ и власть; свобода в оковах и свобода выбора; существование по воле обстоятельств или по законам совести… Эти и другие важные темы, затронутые в спектакле, хоть и декларируются порой просто закадровым текстом, но в основном убедительно раскрываются через взаимоотношения персонажей, через их характеры, чрезвычайно интересные своими изменениями в ходе излагаемых событий. Конечно, главные герои выделяются и самой интригой повествования, и органичной игрой актеров (Зулейха – Римма Кагарманова, ее муж – Хурматулла Утяшев, свекровь Упыриха Танзиля Хисамова, Иван Игнатов – Азат Валитов, Зиновий Кузнец – Артур Кунакбаев), но в этой постановке каждая роль, даже бессловесная, несет в себе явную «установку» на создание достоверной общей атмосферы происходящего, отчего и получается цельный спектакль, заставляющий думать и чувствовать долгое «послевкусие».

Постепенное выпрямление Зулейхи в окружении сохранивших человечность на изнуряющем физически и морально лесоповале доктора Лейбе, художника Иконникова, аристократки Изабеллы показано в тончайших нюансах. Она перестает чувствовать себя «мокрой курицей», как это было в гнетущей атмосфере ее бывшей семьи, начинает ощущать свою полезность здесь, среди поселенцев, выброшенных большевиками на край света неизвестно за какие грехи: «Недавно вдруг поняла: хорошо, что судьба забросила ее сюда. Ютится она в казенной каморке, живет среди неродных по крови людей, разговаривает на неродном языке, охотится, как мужик, работает за троих, а ей – хорошо».

Зулейха не только сама открывает глаза, она помогает открыть глаза и Игнатову – по крайней мере, на любовь, на Женщину, которая, оказывается, может наполнить собой весь твой мир. И тут особо яркую роль в спектакле играет пластика (хореограф Ринат Абушахманов), которая поднимается выше слов той нежностью и страстностью, что одухотворяет жизнь.

Вообще и пластика, и сценография, и музыка (художник-постановщик Альберт Нестеров, композитор Илшат Яхин) помогают проникнуть в глубину замысла, каждая деталь становится говорящей. Едва войдя в зал, зритель погружается в обстановку сурового поселка Семрук: затемнение, ватники на приставных стульях, лай сторожевых собак… Деревянные конструкции оформления превращаются то в товарный вагон, набитый людьми под завязку, то в ветхую землянку. Оживают картины на потолке. Тени умерших дочек Зулейхи кружатся, словно ангелы смерти, когда она начинает подступать совсем близко. Лица, замазанные серой краской слепоты, политической или духовной, отмываются лишь тогда, когда персонажи «открывают глаза». Блестяще решена сцена, где под бравурную мелодию песни «Широка страна моя родная» бешеное прыганье через скакалки прочитывается как зеркальное отражение сталинских гулагов на фоне парадного марша страны, обклеенной лозунгами гуманности и справедливости.

Лейтмотивом спектакля звучит легенда о волшебной птице Семруг. «Ее звали как наш поселок?» – переспрашивает Зулейху сын Юсуф. «Нет, улым, – отвечает, – просто похоже». Оказывается, совсем не просто. Люди, прошедшие тяжелейший путь отщепенцев, голодные, больные, униженные, но не сломленные, – это те же птицы, что летят, оставляя за собой сотни погибших и стремясь к чертогам Семруга. «Глаза их сомкнулись от наполнившего мир яркого света, а когда раскрылись – узрели лишь друг друга. В этот миг они постигли суть: они все и есть Семруг. И каждая по отдельности, и все вместе». Пожалуй, эту истину можно продлить и в более широком смысле: нет никакого рая на земле, а есть люди, человечество, от которого и зависит, как оно обустроит свой мир, – каждый в отдельности и все вместе, вся планета, которой вполне подойдет название Семруг.

На Малой сцене Башдрамтеатра тоже прошла заметная премьера. Режиссер Азат Надыргулов при активном участии хореографа Ольги Даукаевой придумал современную интерпретацию давно написанной пьесы Туфана Миннулина, и спектакль «Я сотворил тебя…» сразу ворвался в число постановок, на которые зрители стараются обязательно попасть, услышав самую действенную «рекламу» – из уст тех, кому уже посчастливилось прикоснуться к судьбам людей, переживающих целую гамму чувств – от отчаяния и безнадежности до проблесков веры в жизнь и любовь.

Все сошлось в этом сценическом многоплановом действе, где заняты всего два актера, – и божественная музыка с голосом Андреа Бочелли, которая словно пробуждает застывшую в своих бедах Нурсину, и гитарные переборы Рахимьяна с простым, но нацеленно попадающим в «яблочко» ситуации словесным сопровождением, и где-то подкрепляющая содержание, а где-то поднимающаяся в своей выразительности над текстом невероятно сложная, но удивительно прекрасная пластика. Актеры Гульнара Казакбаева и Артур Кабиров (он еще и один из уфимских бардов) играют лицом к лицу со зрителями на пределе отдачи, передавая тончайшие психологические оттенки в поведении героев. Постепенно – жестом, движением, мимикой, улыбкой – Нурсина преображается на глазах, открывая в себе любящую женщину, которой хочется смотреться в зеркало, быть кокетливой, нежной, слабой и сильной одновременно. Рахимьян с самого начала заявлен человеком не робким, даже несколько беспардонным, но в процессе общения с девушкой, которая заинтересовывает его, становится необходимой, он меняется, а лирически точно придуманная режиссером «сказка на ночь» из «Маленького принца» Экзюпери становится определенной кульминацией в «воспитании» его чувств. Финальный танец замечателен тем, что не выглядит счастливым концом, а намечает тот последующий очень не легкий путь, что предстоит преодолевать нашедшим друг друга героям, если они действительно собираются быть вместе навсегда.

Нынешней осенью пережили радостные эмоции на межрегиональном фестивале «Волга-театр» в Самаре его участники из Русского академического драмтеатра, представившие там спектакль «Улыбайтесь, господа!» по рассказам Григория Горина. Уфимские артисты были приняты «на ура» и публикой, и критикой. Теплый отклик зрительного зала продолжился на следующий день благожелательными отзывами на обсуждении в Доме актера. Известные театральные деятели Наталья Старосельская, Сергей Коробков, Майя Романова хвалили постановку за точно воспроизведенную атмосферу тех лет, в которых разворачиваются сюжеты коротких новелл Горина, за музыку, костюмы, за сыгранность актерского состава. Награды фестиваля за лучшую режиссеру (режиссер-постановщик Алексей Логачев) и за яркую эпизодическую роль Владимиру Кузину говорят сами за себя. Сразу захотелось посмотреть спектакль, который получил высокую оценку и массового зрителя, и профессионалов.

Увы, наверное, не повезло в тот вечер, потому что увидела рядовую постановку, которую «держат» на своих плечах опытные Тимур Гарипов, Валерий Гриньков, Татьяна Макрушина и действительно выделяющийся среди молодежной группы характерный актер Владимир Кузин. Пока смотришь, где-то улыбнешься, где-то посмеешься, где-то вздохнешь, сочувствуя попавшему в переделку персонажу, но, как поделился своими впечатлениями один мой знакомый, знающий театральную жизнь изнутри, «выйдешь за порог зрительного зала – и не вспомнишь, что разыгрывалось на сцене».

Тем не менее, уверена, что успех в Самаре был заслуженный, поскольку там сошлись те факторы, которые влияют на общий настрой показываемого представления, – сегодня, здесь и сейчас. В Самарском драматическом театре им. М. Горького небольшая уютная сцена, очень подходящая для камерных повествований Григорий Горина. Это первая из удачных составляющих. Вторая – в зале была заинтересованная публика, которая собралась специально на фестивальные показы. Третья – сама обстановка театрального праздника, поднимающая настроение актеров, и, наконец, чувство ответственности, желание показать товар лицом известным критикам и подготовленным зрителям.

Кстати, такую публику театрам надо для себя воспитывать. Прежде всего, достойным репертуаром, постановками, которые поднимают планку восприятия искусства, формируют зрительский вкус. Приглашать на премьеры молодежные коллективы, устраивать обсуждения спектаклей, встречи с актерами. При поставленной обстоятельствами во главу угла финансовой составляющей все равно приходится помнить не только о количественной наполняемости зала, но и качественной. Чтобы не одни лишь приятные корпоративные тусовки под предводительством щедрого на бесплатные билеты профкома вели в мраморные театральные интерьеры, где можно коллективно «сфоткаться» в нарядных платьях и распить шампанское в буфете, а желание приобщиться к истинно прекрасному и высокому, что дает пищу для размышлений и обогащает чувства. Иметь «свою» публику, любящую театр, вдохновляющую этой любовью и его, и себя, – это великое достояние для каждого творческого коллектива.

В последнее время Башкирский драмтеатр им. М. Гафури сумел привлечь своими постановками сравнительно новую для себя часть зрителей, туда пошла молодежь, и пополнилась русскоязычная аудитория. Мне кажется, во многом это связано с приходом к художественному руководству умного и интеллигентного Олега Ханова: изменился в лучшую сторону репертуар, обогатившийся и классикой, и злободневными современными пьесами, иным стало и поведение обслуживающего персонала – улыбки, приветливость, начиная с вешалки, с выдачи наушников и продолжая в фойе, в зрительном зале, где помогают сориентироваться в большом пространстве театра и найти указанное в билете кресло.

У кого присутствует постоянный зрительский костяк с давних пор, так это у Народного театра «Третье поколение» им. Петра Шеина. Еще со времен незабвенного Петра Александровича у коллектива появились страстные болельщики: друзья и знакомые артистов, друзья и знакомые этих друзей и знакомых с нетерпением ждали каждую премьеру и не ошибались в своих ожиданиях. Потому что профессиональный режиссер Шеин работал с самодеятельными артистами, не давая им никаких скидок, и рождались постановки, что на слуху по сей день: героический «Салават Юлаев» и изящно салонный «Пигмалион», философски заостренный «Пророк» с приглашением на главную роль Олега Ханова и трогательная «Поминальная молитва», искрометная «Ханума» и любовная мелодрама «Мой бедный Марат». В коллективе вырастали исполнители сложных ролей, которые могли поспорить с иными профессионалами, – Борис Шнайдер, Галина Шеина, Ольга Буслаева, Юрий Стульников, который, став художественным руководителем Народного театра, успешно продолжает традиции своего талантливого наставника: выдавать каждый сезон по премьере, стремясь к тому, чтобы спектакль, какого бы он ни был жанра, соответствовал прописанному в гимне (его сочинил актер Ростислав Шибанов): «Театр – жизнь. Театр – грезы. И в нем есть все: от Истины до лжи. В нем есть Любовь, есть смех и слезы. Есть красота и чистота души».

Нынче артисты подготовили смешную и веселую постановку «Семейка Краузе» по пьесе Александра Коровкина, обозначив ее жанр – авантюрная комедия. Чем всегда могут похвастаться здешние исполнители, так это внятной речью, хорошо слышимой в любой точке зала, и умением абсолютно свободно двигаться на сцене. Если оценивать степень достоверности персонажей, задействованных в путанице коллизий, то можно выделить Ларису Анкудинову (Роза) и Вадима Шевчука (Эрик). Но и остальные составляют вполне приемлемую по игре команду, что заставляет зал от души смеяться над комичностью ситуаций, в которые попадают тетки и племянники, а также полицейский (его играет режиссер-постановщик Игорь Белов) и чиновник Бабакин, заваривший всю эту неразбериху в доме Краузе.

В театре «Третье поколение», как правило, выбирают пьесы не слишком известные, но непременно оригинальные, что заставят либо задуматься (например, «Ненормальная»), либо удивиться сюжетным кружевам («Ловушка»), либо посмеяться («Совсем неженатый таксист» и та же «Семейка Краузе»), но в любом случае зрителей приглашают отдохнуть, снять напряжение после трудового дня, и надо признать, что артистам Народного театра это удается.

Башкирский государственный театр оперы и балета порадовал большой премьерой, поставив оперу Николая Римского-Корсакова «Царская невеста» при поддержке Главы РБ и Министерства культуры. Масштабность музыки с тонко выдержанными звуковыми портретами главных персонажей оркестр под управлением дирижера-постановщика Артема Макарова передал с высоким мастерством. Достойно проявил себя хор (хормейстер-постановщик Александр Алексеев), который, показав свое всегдашнее вокальное искусство, лишний раз продемонстрировал присущий коллективу артистизм, легко преобразуясь в массовых сценах то в почти идиллических крестьян-косарей, то в злобно-суровых опричников. Сценография заслуженного деятеля искусств Удмуртии, заслуженного художника России Владислава Анисенкова своей грандиозной красотой с легко читаемой символикой разъясняет посыл режиссерских решений (режиссер-постановщик Филипп Разенков), порой даже упрощая их понимание. К примеру, явный перебор с множеством петлей от виселиц. А чрезмерное количество икон и крестов можно было бы ограничить одним-двумя штрихами, чтобы прояснить заявленное противоречие между обращениями действующих лиц к Богу и их реальными поступками, коварными, мстительными, причиняющими непоправимое горе.

Вообще этот спектакль с его достаточно традиционными художественными средствами убедительно доказывает, что совсем не обязательно наряжать классику в современные костюмы, чтобы выразить мысли, злободневные для сегодняшней жизни. Единовластие грозного правителя, бедственное положение бесправного простого люда в «Царской невесте» с определенными историческими поправками можно адресовать и в нынешние, поправленные цивилизацией времена, как и те трагические любовные перипетии, связанные с давлением богатства и власти на истинные чувства, которые и сегодня ломают судьбы с не меньшим драматизмом. В какие бы кокошники и сарафаны не рядились Марфа (Эльвира Фаттыхова) и Любаша (Катерина Лейше), их страстные мольбы о любви, их нежные признания возлюбленным вызывают у сегодняшних жен и невест ответное сочувствие.

Кстати, о костюмах. Насколько невнятны женские одеяния, настолько удачны мужские. Тюремные решетки, угадываемые в униформе опричников, их кроваво-алые перчатки с раструбами столь же красноречивы, как и золотой цвет в оформлении сцены, он мрачно-блестящий в тяжелых декорациях неограниченной власти, утопающей в роскоши, и солнечно-теплый в соломенных природных интерьерах, в ажурно сплетенных ангелах, один из которых как лучик добра и веры поднимается к небу в самом начале оперного действа. Интересен ход с переодеванием, когда на мужицкие рубахи накидываются зловещие кафтаны опричников: политические перелицовки во все века происходят одинаково быстро.

Об исполнителях главных и неглавных партий хочется сказать с благодарностью: прекрасные голоса и душой прочувствованное исполнение.

Щедрый предновогодний подарок получили дети и их родители – два балета для семейного просмотра: «Аленький цветочек» в театре оперы и балета и «Снежная королева» в исполнении учащихся Башкирского хореографического колледжа им. Рудольфа Нуреева. Общее между ними – не только сказочная основа, любимая и большими, и маленькими, но и хореографический почерк, что зиждется на бессмертной вагановской школе, которой привержены и педагоги колледжа, и танцевальная труппа театра, а также на многолетней преемственности взращенных талантов, востребованных после окончания колледжа профессиональной сценой и развивающихся там со стремительной быстротой. Достаточно сказать, что исполнители всех действующих лиц в спектакле по сказке Сергея Аксакова свои первые балетные па делали в Нуреевской alma mater. Назовем хотя бы несколько из них, занятых в главных партиях: Гульсина Мавлюкасова, Ильдар Маняпов, Рустам Исхаков, Сергей Бикбулатов, Софья и Артем Доброхваловы, Адель Овчинникова, Лилия Зайнигабдиева, Софья Гаврюшина, Белла Оздоева…

Приглашенные из Москвы известный хореограф-постановщик Андрей Петров, художники Григорий Белов и Ольга Полянская вместе с художественным руководителем балетной труппы Леонорой Куватовой, дирижером-постановщиком Германом Кимом и художником по свету Ириной Вторниковой создали яркое жизнеутверждающее и в то же время волшебно-таинственное действо. Зрители, особенно юные, то замирали в страхе за попавшего в беду «светлого» персонажа, то восторженно аплодировали феям распустившихся цветов, порхающим пестрым бабочкам, меняющей окраску водной стихии, где покорял волны ловец жемчуга (Дмитрий Марасанов), а бушующая буря как игрушку швыряла корабль, выбросив на берег одного лишь купца Ивана Васильевича, что обещал младшей дочери Настеньке привезти заморское чудо – аленький цветочек.

Есть расхожее «резюме» по поводу удачно поставленных балетов для юных зрителей: «Детям занятно, взрослым понятно». И первая часть этого очень простого умозаключения требует гораздо больших усилий, нежели вторая, потому что юную публику, непосредственную, не умеющую притворяться и сдерживать эмоции, очень трудно обмануть вполне профессиональным, но скучным представлением. Оба балета держат зрителей в напряжении, в желании узнать, а что же дальше. И здесь особенно хочется воздать должное коллективу колледжа, перед которым директор Олия Вильданова ежегодно ставит новые, все усложняющиеся задачи, и они решаются на высоком уровне. Вот и нынче большой балетный спектакль в двух отделениях, поставленный при поддержке Главы Башкортостана и Минкультуры РБ, явил публике на сценах оперного театра и Государственного концертного зала будущих артистов, из которых кое-кто уже завтра в «боевой готовности» войдет в ряды профессионалов, как, например, выпускники педагога Эммы Тимиргазиной Айрат Масегутов (Кай), Даша Куприянова (Снежная королева), Алмас Ишмухаметов (Тролль), Антон Журавский (Олень). Но и среди тех, кому пока еще год-два до выпуска, уже видны молодые люди не только талантливые, но и старательные, ответственные, звездочками сверкнувшие в непростых ролях – это Аня Григорьева (неутомимая в поисках брата Герда), Соня Синицина (Разбойница, горделивая в своей вседозволенности и, тем не менее, неожиданно добрая помощница Герды), Лена Хамадалина и Эдуард Хасанов (капризные, скучающие Принц с Принцессой, но умеющие откликнуться на чужое несчастье). Это и совсем малышки, ученицы 3-го класса Камилла Исакаева и Лиза Лаптева – чудесные Птички, заботливо охраняющие Герду.

Опытный балетмейстер-постановщик, профессор, заведующий кафедрой режиссуры балета Санкт-Петербургской консерватории Александр Полубенцев ставил спектакли во многих городах, и его приглашение в Уфу также оказалось успешным, этому во многом способствовал и коллектив педагогов колледжа, занимавшийся с юными танцовщиками. В 2012 году вышла моя книга «Отпуская в полет лебедей…», состоявшая из 35 очерков о преподавателях этого учебного заведения, поэтому мне хорошо знакомы репетиторы, работавшие с детьми, – Айслу Ганеева-Панина, Зухра Ильясова, Серафима Саттарова, Надежда Бирюкова, Наталья Большакова, Резеда Халикова, Руслан Мухаметов, которые сами были блестящими танцовщиками. Знаю и художников Фанию Низамову и Любовь Павлову – истинную кудесницу театральных костюмов. И все-таки главными героями постановки следует считать более ста ее юных участников, доставивших зрителям своим творчеством настоящую радость. Остается пожелать нуреевцам расти и совершенствоваться, ставить перед собой высокие цели и непременно их достигать.

Говоря о первой трети нового театрального сезона, что пришелся на конец 2017 года, хочется похвалить все те великолепные органные вечера, чьим устроителем и непременным участником является наш земляк, хорошо известный в музыкальном мире, Владислав Муртазин. Он и его коллеги сумели за последние годы не просто приучить уфимцев к своему любимому инструменту, но многих из них сделать его постоянными поклонниками.

Нельзя обойти вниманием и не совсем обычный концерт, который организаторы (они же исполнители) скромно называли семейным или домашним, приглашая на него «свой ближайший круг». Однако он оказался достаточно широким (некоторые завсегдатаи Башгосфилармонии тоже к нему присоединились, узнав о предстоящем событии «по слухам»), чтобы заполнить немаленький Малый зал и встретить аплодисментами главную героиню этого осеннего вокального вечера – Гузэль Бугеру, которая с небольшими «вкраплениями» выступлений своих не менее талантливых родных дала сольный концерт в двух отделениях. Трудно поверить, что певица с таким сильным красивым голосом вокалу никогда не училась, но, видимо, на свете есть самородки, если публика реагировала на каждое исполняемое произведение, подчиняясь магии голоса и вкладываемым в него чувствам, – звучал ли старинный романс «Я ехала домой» или окутывали ностальгической нежностью «Белой акации гроздья душистые». Все, что включила в программу певица, явно было ей близко самой, а потому и задевало за живое слушателей, будь то взятые из репертуара неповторимой Клавдии Шульженко знаменитые «Руки» или широко известная по кинофильму «Любовь и разлука».

Как призналась позже Гузэль, она пела лет с четырех, закутываясь в штору вместо «вечернего» платья и собирая соседей в подъезде или, став чуть старше, устраивая представления во дворе. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано, но вокальные предпочтения победили, тем более что хорошо пела мама Зифа Исмагиловна, и дома любые застолья украшали татарские и русские песни. Кстати, маме в день концерта дочери исполнилось 75 лет, и вечер в Башгосфилармонии, в котором с успехом выступила еще и внучка Софья, обучающаяся вокалу в Московском губернском колледже искусств, явился для нее драгоценным подарком.

Оказавшаяся в соседнем со мной кресле знакомая, которая пять лет назад уже бывала на подобном «отчетном» концерте Гузэли, сказала, что та музыкально очень выросла за прошедшее время. А это и не удивляет: достаточно было увидеть и услышать, с какими известными музыкантами она выступает. Ей виртуозно аккомпанировали пианист Руслан Воротников, гитарист Дмитрий Китаев и Ильшат Муслимов, первая скрипка Национального симфонического оркестра. Конечно, предварительная работа с этими мастерами даром не проходит. А дуэт Гузэли с Русланом «Опять метель…», что мы привыкли воспринимать в исполнении Аллы Пугачевой и Кристины Орбакайте, стал воистину апогеем концерта.

Рассказывая позже о своих творческих планах, певица обмолвилась о серьезном проекте: с Русланом Воротниковым подготовить цикл по произведениям Микаэла Таривердиева. Что ж, будем ждать с интересом.