После свадьбы-женитьбы

После свадьбы-женитьбы
Пьеса с песнями

Действующие лица:

 

Иванушка.

Царь.

Царица.

Настасья — золота коса.

Петран Большой.

Петран Маленький.

 

Москва. Крыльцо царского терема. Царь, Иванушка, Петран Большой.

 

Царь. Стою на крылечке. Смотрю по сторонам. И… (Трет лоб). Голова что-то…

Петран Большой (в поклоне). Пусть приказывает Его Буянское Величество.

Царь. Нынче не хватает мне…

Петран Большой. Соображаю, что половины царства. Дозвольте получить указания. Для получения потерянной половины.

Царь. Тебя не спрашивают. Пускай Иванушка скажет, коль всех обскакал.

Иванушка. Уговор был — пегого коня укротить. Я дело сделал: он перестал пускать пламя. Тако же нет боле дыма из ушей. Тут, стало быть, свадьба приключилась. Меня, крестьянского сына, и дочь вашу наделили половиною царства. Вот царская голова и…

Царь. Потерялась?.. (Топает ногой.) Петран Большой! Ответствуй! Куда потерялась?

Петран Большой. Надо бы позвать другого слугу. Петрана Маленького. Хоть и пройдоха, но…

Царь. Давай его сюда. Не видишь: у Царя тягостное томление?!

Петран Большой (рявкает). Явись сей же час, Петран Маленький! А то получишь раза!

Петран Маленький (появляясь на крыльце). Ась?

Петран Большой. У Царя тягостное томление. А ты бьешь баклуши. Непорядок! (Засучивает рукава.) Начинаю давать раза.

Царь. Пусть Петран Маленький начинает. Докладай, пройдоха, что у меня приключилось!

Петран Маленький. Всенепременно доложим. Вместе с Царицей. (Убегает.)

Царь. Придется маленько подождать. (Поет).

 

Жили у бабуси

Два веселых гуся…

 

Петран Большой. Дозвольте, Ваше Буянское Величество, слово молвить.

Царь (трет лоб). Чегой-то забыл про что мне петь.

Петран Большой. Ежели сполнять… лучше о том, что голова…

Царь (вспоминает). Верно, о ней лучше будет. (Поет).

 

Всё мне было трын-трава.

Не болела голова.

 

Лбом о притолоку — хлоп!

Остается целым лоб.

 

А зацепишь что туфлёй —

Рухнешь так, что ой-ёй-ёй!

 

Но при этом, хоть бы хны,

Вижу радостные сны.

 

Борода всегда бела,

Голова всегда цела.

 

Хоть тут день, а хоть тут ночь —

Ей, родной, болеть невмочь.

 

Ой, спасибо, голова,

Что была так здорова!

 

Нынче не болит живот.

Голова ж — наоборот.

 

Появляется Царица и следом за ней — Петран Маленький с троном.

 

Царица. На крылечке Царю не хватает трона.

Петран Маленький. Подвиньтесь, Ваше Буянское Величество. Не хватает места… (Хитровато.) Для трона!

Царь (Царице). Мебеля в буянском государстве пригодятся. А должон Царь ходить повсюду с троном?

Иванушка (в сторону). А должны мы тако же повсюду…?

Царица. Царь наделил дочернего супруженца половиною царства. Теперь, значит, болит у него душа за остатошное. (Поет).

 

А душа-то у царя —

Разливанные моря.

 

Помещается там царство,

Целиком всё государство.

 

И коль есть в морях разруха,

То в душе как раз проруха.

 

Лезет в ту проруху боль.

В голове той боли — сколь?

 

То не важно, сколько боли,

Коли целости нет боле.

 

Тут считай иль не считай —

Полно царство подавай!

 

Царь (чешет затылок.) Что есть, то есть. Голова что-то…

Петран Маленький (указывает на трон). Вот оно Царю. Для успокоения душевного. И для справления. Государственных дел. (Поет).

 

Очень пригодится он,

На крылечке справный трон.

 

Приболевшего царя

Взгляд приметит все моря.

 

Скрипнет трон разок-другой,

И придет к царю покой:

 

Есть еще достаток, есть,

И найдется что поесть.

 

И найдется та кровать,

Чтоб спокойно почивать.

 

Царь поспать сегодня волен.

Как поспит — так нету боли.

 

Царица. Тогда, значится, это… Как выйдешь, Царь, на крылечко, глянешь окрест — враз не пугайся, а только побыстрей садись на трон.

Царь (бочком приближается к трону). Конечно, неплохо, когда найдется где посидеть, где поспать.

Петран Маленький. Трон завсегда пригодится. Авось, поутихнет томление.

Царь (дотрагивается до трона, подтягивает его к себе). Оно, конечно…

Петран Большой (Петрану Маленькому). Тебя не спрашивают! (Царю заботливо) Способнее так-то, Ваше Буянское Величество?

Царь (садится и говорит, поёрзав). Можа, поспокойней. Однако…

Царица (подсказывает). …Остатошное не растерять бы, верно?

Петран Маленький. Не изволит ли батюшка-Царь наградить способного слугу Петрана Маленького? (Поет).

 

Если есть у вас нужда,

Рядом я у вас всегда.

 

Подмогну иль подскажу,

Ведь далече не брожу.

 

Если видится опаска,

Тотчас будет вам подсказка.

 

Коль слуга я очень умный,

К вам спешит совет разумный.

 

Подмогну всё ж не за так,

Потому как не дурак…

 

Тороплюсь, как на пожар.

Нужен лишь приличный дар!

 

Петран Большой (в сторону). В обязательности нужен ему царский подарок. Ишь, как вывернул! (Петрану Маленькому) Это за что тебе отличие такое? (Поет).

 

Маленький Петран — пройдоха.

Оттого мне очень плохо!

 

Оттого не в настроении

Я — так думаю! — с рождения.

 

Поглядишь — так хилый он,

Ан — напротив! — я силен.

 

Врет на каждом он шагу.

Мне соврать? Я не могу!

 

Там, где он сплошной хиляк,

Справный я — гляжу! — дурак.

 

Что мне делать? Как мне быть?

Как злосчастие избыть?

 

Петран Маленький (кланяется Царю). Я особенный. В час царского недоумения позвал Царицу, поскольку сообразительный. Оттого заслуживаю награды, на отличку.

Царь (в сторону). Вот пристал! (Вздыхает.) Будет тебе отличительный знак. Разрешаю постоять возле трона.

Петран Большой (в сторону). Получил свое. Пристроился возле трона. А как же я? Эх, стать бы воеводой!

Иванушка (чешет затылок). А мне, значит, время управлять половиною царства. (Поет).

 

Половина — это много.

Здесь такая с ней тревога:

 

Хоть одна, а хоть другая,

Всё равно мне — хоть какая.

 

Посудите-ка вы сами:

Ловкий я, скорей, с конями.

 

Достает меня кручина.

Что мне делать с половиной?

 

Царь. Разберешься. Поскольку приданое не спрячешь в долгий ящик.

Царица (размышляя). Свадьбу, конечно, сыграли. Да повременить бы с разделами.

Царь. Сгодится и повременить. Быть тогда Иванушке промышленником-ружейником.

Иванушка. Пошто нам с Настасьей ружейные дела?

Петран Большой (в сторону). Вот злодей на мою голову! Стану воеводой и как мне тогда без стволов? Без порохового припасу?

Царь (Иванушке). О ружейных делах… тебе потом обскажем.

Петран Маленький (пристроившись возле трона, охотно подсказывает). У ружья ствол имеется. Туда можно вставить ветку сирени. (Кланяется Царице.) И — преподнести нашей матушке-царице. (Поет).

 

Хочу сказать, что нужен он,

Царице вежливый поклон.

 

И что касаемо цветов,

Я их дарить всегда готов.

 

Пусть будут вкруг нее цветы.

С цветком не промахнешься ты.

 

Взрастет достоинство твое,

Когда преподнесешь ружье

 

И будет в дуле том сирень…

Иль вам подарок сделать лень?

 

Петран Большой (удивленно). Надобно так с ружьями? Им ведь пристало справлять службу. Насчет державного достоинства.

Петран Маленький. Как раз так надобно с матушкой.

Царь. Советов много. Голова у меня одна. И она что-то… (Петрану Маленькому) Ты, быстрый говорун, в сторонку отойди покедова. (Петрану Большому) А ты постой-ка возле трона. (Обращается к Царице) Как считаешь, быть воеводой верному слуге Петрану Большому?

Царица. Не выслужился еще. (Поет).

 

Воевода в царстве кто?

Потеплей надел пальто,

 

Взял ружье наизготовку —

Честь отдай Царице ловко,

 

А потом ступай в поход,

Чтоб невежды наперед

 

Знали, что с твоей Царицей

Посмирнее быть годится.

 

И годится угождать,

Чтоб была ей благодать.

 

Царь (Петрану Большому, успевшему занять место возле трона). Выходит, и тебе неплохо постоять чуток подале. Допрежь воеводского звания.

Петран Большой (в сторону). Петрана Маленького Царица хоть сейчас произведет в воеводы. (Отходит от трона. Продолжает говорить в сторону) Он же как есть проныра… вояка с веткой в дуле. Попадется мне…

Иванушка (Царю). Меня, однако, опечалили. С ветром бы мне спорить. На пегом быстром коне. А тут хлопочи насчет всяческих ружей. (Поет).

 

В давности, когда был мал,

Быть вельможей не мечтал.

 

Но пришла пора жениться

И царем враз становиться.

 

Выпадет же злая доля!?

По душе мне только воля.

 

Оседлал бы я коня,

Чтобы он помчал меня

 

После свадебки домой…

Навестить бы дом родной!

 

Царица. Кто же здесь супротив? Видать, приохотился ты к пегому. Залюбил быстрого коня. А только видишь там гору? (Указывает рукой.)

Иванушка (приставляет ладонь ко лбу). Там, кажись, три горы.

Царица (указывает рукой). На ту гору ходи. (Указывает чуть в сторону). И на ту гору ходи. (Опять указывает рукой). А на ту не ходи! (Грозит пальцем).

Царь (Царице). Что так-то?

Царица. Да там это… (Шепчет Царю на ухо.)

Царь. Ну?! Слышь, Иванушка! А на ту гору не ходи!

Иванушка (в сторону). На ту гору не ходи? Теперь-то надо забраться туда непременно. Какой там интерес у Царя с Царицей?

 

Становится темно. Светлеет. Появляется Петран Большой.

 

Петран Большой (марширует). Ать-два! Напра-во! Запевай!

(Продолжая маршировать, поет).

 

Соловей, соловей, пташечка.

Таракан, таракан, таракашечка.

Воевал соловей с тараканами.

Накрывал тараканов стаканами.

 

(Останавливается). К примеру, сделали меня воеводой. По такой поре как должно разговаривать с обычными слугами? (Кричит). Эй, Петран Большой! Сапоги мои начищены? Ответствуй! (Кланяется, говорит виновато). Батюшка-воевода, не прогневайся. Стоят они в прихожей. На левую ногу который, тот, как жар, горит. В голенище знай смотрись и причесывайся гребешком. На правую ногу который, тот малость помятый. Я им раздувал самовар давеча. Сейчас надраю. Не сумлевайся. (Рявкает). Ах ты разбойник! Какое имеешь право гонять чаи?! Надобно всем примыкать штыки к ружьям. Пора идти на войну во славу Буянского Величества. На конюшню Петрана Большого! И взващивать его там прутами! (Робко). Пошто так-то, батюшка? Угоститься воеводе булочкой с духмяным кипяточком совсем не вредно. (Чешет затылок, затем проявляет боярское снисхождение). Ладно уж, Петран Большой. Попью чайку. Но чтоб с сапогами завсегда был полный порядок. (Снова принимается маршировать, подает свой голос, голос Петрана Большого). Ать-два! Шире шаг! Выше ногу!

 

Появляются Иванушка и Настасья — золота коса.

 

Настасья. Это чем ты занят, Петран Большой?

Петран Большой. К примеру, стану завтра воеводой. Как должно у меня ходить войску? По струнке, не иначе.

Иванушка. А голос есть у воеводы?

Петран Большой. Имеется. (Рявкает). Молчать! Дуболомы!

Настасья. Высказывается, ровно батюшка.

Петран Большой. Как учили. (Поет).

 

Я начальник хоть куда.

Знаю, слово не вода.

 

Коль приказное оно,

Очень громким быть должно.

 

Я не стану тут пищать.

Стану уши прочищать,

Чтоб солидный мой приказ

Всем сполнять в единый раз.

 

Иванушка. Это понятно. А где пребывает Его Буянское Величество?

Петран Большой. Там, где трон.

Настасья. Ошибки нет. Но трон-то где?

Петран Большой. Его потащил Петран Маленький. Чтоб стоял он у крылечка на лужке. Там Царь и Царица решили отдохнуть от дел. Которые завсегда государственные. (Поет).

 

Отдых тихий нужен там,

Где пришел конец делам.

 

Трон, конечно, покосится,

Коль присядут Царь с Царицей.

 

Но коль сядет Царь один —

Как Буянский господин, —

 

Устоит, вестимо, трон.

Все тогда Царю — поклон,

 

А Петрану мигом — звание

В соответствии с призванием.

 

В царстве нашем я не с краю.

Воеводой быть мечтаю.

 

Настасья. Погоди про мечтанья. Ведь нет никого на лужке!

Петран Большой. Лужок был. Поначалу. Потом Царь с Царицей ушли взглянуть, хватает ли сенца на конюшне.

Иванушка. Довелось заводить в стойло пегого коня. Того, на каком скакал в гору. Нет на конюшне Царя с Царицей.

Петран Большой. Да они пошли обсмотреть луг у реки. Надоба посчитать, сколь поставлено там остожьев.

Иванушка. Трон-то поди…

Петран Большой. На себе потащил Петран Маленький.

Настасья. Куда?

Петран Большой. Где луг стоит, туда потащил. Чтоб сел там батюшка-Царь, посчитавши остожья. Чтоб отдохнул. И чтоб не болела у него душа за остатошное.

Иванушка (Настасье). Порешили они с Царицей попридержать половину царства. Я согласен. А если опять что не так, восполню Царю остатошное. Верь мне.

Настасья (смеется). Поверить недолго. А зачем ты в гору скакал на пегом коне? Зачем привел меня сюда?

Иванушка. Не велела Царица ходить на ту гору. Ну, вишь, взыграло у меня ретивое. Поскакал, взглянул с горы. Увидел…

Настасья. Что?

Иванушка. Оттуда увидел родную избу. Опять захотелось мне. Захотелось до смерти…

Петран Большой. Получить половину царства?

Иванушка. Возвернуться домой. Пусть отпустят нас Царь с Царицей. Станем у меня проживать. Там куда как сподручно. Хоть спроси у моей Матушки.

Настасья. Не велено было ходить на ту гору? Это чтоб не вспоминал родную избу.

Петран Большой (в сторону). Ах, разбойник! Домой ему возгорелось! А кто будет ружья обихаживать?!

Настасья. Печалишься, Иванушка? (Поет).

 

Я за что люблю Ивана?

Любит дом? Ничуть ни странно!

 

И не странно, что меня

Любит больше, чем коня.

 

Отведу я враз беду,

Если надо в дом пойду.

 

Мы с Иванушкой вдвоем

Обиходим милый дом.

 

На горе пусть ветер воет.

Нам кручиниться не стоит.

 

Мы любой прогоним дым.

Что придумать, мы решим.

 

Иванушка. Не мил белый свет — так тянет домой.

Настасья. Твоя печаль — моя забота. Я жена твоя верная. Тебя понимаю и так говорю: сегодня мы ошиблись. Зря пришли в батюшкины палаты. Не отпустят нас в крестьянскую избу.

Петран Большой (в сторону). Правильно сделают. Ружейная промышленность в упадок придет, зачем мне тогда воеводство? Другое дело — воевать. Это воеводскому званию завсегда прилично.

Иванушка. Значит, без спросу уйдем. (Поет).

 

Поведет мечта вперед.

В дом родимый поведет.

 

Там готовы уж квасы

Для Настасьиной красы.

 

Матушка приветить рада.

Для нее другой награды

 

Кроме нет, как видеть нас

И поздравить сей же час.

 

Настасья. (Поет).

 

Кроме праздника, что кроме

Сотворится в милом доме?

 

Иванушка. (Поет).

 

Принесем мы песню в дом.

Развеселую причем.

 

Как прибавится веселья —

Сотворится новоселье.

 

Петран Большой (в сторону). Пострадает мое воеводство!

Настасья. Ты вроде как дергаешься, Петран Большой? С чего бы?

Петран Большой. Не Царь я, чтоб тут дергаться. Но только и у меня есть рассуждения.

Настасья. Надобно поспешать. Но в царские палаты больше не пойдем. Иначе остановят нас, Иванушка.

 

Иванушка и Настасья быстро уходят.

 

Петран Большой (бегает туда-сюда). Караул! Грабят! (Останавливается, в отчаянии хватается за голову. Начинает петь.)

 

Ой, головушка моя!

Не видать теперь ружья.

 

Воеводой ведь не быть.

Как царю теперь служить?

 

Без меня он пропадет.

Станет враз болеть живот.

 

Коль живот и голова

Поживают лишь едва,

 

То заботы у царя

Прахом все пойдут, а зря.

 

Царь — мужчина всё же видный.

За царя мне всё ж обидно.

 

Становится темно. Светлеет. Появляются Иванушка и Настасья — золота коса.

 

Иванушка. Солнце высоко, дом далеко. Убегли от царских палат. Нынче не мешает отдохнуть у реки. А то летим что птицы по весне.

Настасья. Дружили со мной девушки, что раньше были аистами-колпицами. Как вышла замуж, потянуло их тоже в родные места. Домой, знать, и птицам спешить радостно. (Поет).

 

Поутру лишь рассвело

Встали птицы на крыло.

 

Я ведь знаю думы их.

Нынче нет забот других —

 

Как гнездиться по весне

Во родимой стороне.

 

Им — счастливого пути…

Нам с Иванушкой идти

 

Далеко еще, но дом

Нас дождется, мы придем.

 

Иванушка. Не они, глянь, тянутся в поднебесье? Ишь, как ловко машут крыльями!

Настасья. Они самые и есть. Навостри-ка, Иванушка, слух. О чем кричат колпицы?

Иванушка. Да чего там. Небось, поминают тоболки с творогом и горячие расстегайчики. Они ведь заведены в царском терему. Или как?

Настасья. Не о том клики. Другое мнится мне.

Иванушка. Небо слышу не очень. Воду — хорошо. Звенит струя на каменном перекате. Вещает про сомов в омуте. И насчет раков тако же.

Настасья. И опять чудится мне другое.

Иванушка. Неуж промахнулся я?

Настасья. Небо ты слушал. И — воду. Прислонись теперь к земле. Что она тебе скажет?

Иванушка (слушает землю). Ровно скачет кто.

Настасья. Вот и мне такое мнится. Погоня близка.

Иванушка. Шуму всё боле. Не туча идет с гор. То слуги царские табунятся.

Настасья. Хотят догнать, схватить нас. Надобно схорониться.

Иванушка. Не взлететь в небо колпицами. Если только нырнуть с крутого бережка в реку.

Настасья. Стой, где стоишь. Будешь камнем. Я подле тебя стану березкой. Нас велено искать, да ведь не грех и обыскаться царевым слугам.

Иванушка. Родины моей ради.

 

Становится темно. Светлеет. Березка и большой камень. Появляются Петран Большой и Петран Маленький.

 

Петран Маленький. Петран Большой! Хватай их!

Петран Большой. Кого?

Петран Маленький. Иванушку и Настасью — золоту косу. (Поет).

 

Как приказ теперь сполнять?

За косу быстрее — хвать!

 

И тащи цареву дочь —

Хоть тут день, а хоть тут ночь, —

 

Но тащи ее живой,

В дом тащи ее родной.

 

Мужа тако же тащи,

Чтоб мы были не тощи,

 

Чтоб награда нас нашла,

В лад пошли у нас дела…

 

Навостри давай-ка глаз!

Всех утащим сей же час.

 

Петран Большой. Так ведь нет никого.

Петран Маленький. Только что были здесь.

Петран Большой. Что бы тебе удержать-то! Где он проныра, а где — растяпа.

Петран Маленький. Сам растяпинский недотепа! Руки расставил: подьте сюда, неслухи! Ан руки — крюки. Беглецы скользнули промеж пальцев. Пропали напрочь. Вот и есть ты прямой растопырка. (Поет).

 

Я всегда любое дело

Сотворяю очень смело.

 

Петран Большой. (Поет).

 

Сей смельчак глядит лисицей

И при этом веселится.

 

Петран Маленький. (Поет).

 

Головой вполне здоров.

Порицаю дураков.

 

Петран Большой. (Поет).

 

Так скажу в конце концов:

Не люблю я хитрецов.

 

И готов без разговоров

Укрощать лукавый норов.

 

Петран Маленький. Скажу Царице. Она отправит тебя в тридесятое государство.

Петран Большой. Ща дам раза!

Петран Маленький. Он еще собирался быть воеводой. На конюшню Петрана Большого! Поставить там завсегдашним помелом!

Петран Большой (грозно). Ща два раза дам!

Петран Маленький (входит в раж). На конюшню Петрана Большого! Взващивать его там прутами! (Поет).

 

У Петрана у Большого

Нет ума ведь никакого.

 

Маленького тоже нет.

От коня ему привет.

 

Где поныне пегий конь?

На конюшне конь-огонь.

 

Хоть большая голова,

Всё же мыслит он едва.

 

Огоньки-то эти — пара.

Служат, почитай, задаром.

 

Не видать прибытков им,

Недоумкам записным.

 

Горячится наш Петран,

А послушать… он чурбан!

 

Петран Большой. Всё! Заслужил трёпку. (Решительно подступает к Петрану Маленькому.)

Петран Маленький (очнувшись, отскакивает). А я что? Как раз ничего. Возвернусь — Царице доложу: Петран Большой не растопырка. Он не помело. Не надо его ссылать на конюшню.

Петран Большой. Давно бы так. Ты, главное, не забудь сказать то же самое при батюшке-царе.

Петран Маленький (с деланным воодушевлением). Скажу: он, Ваше Буянское Величество, не помело растопырчатое. (Хитро). А… совсем другое.

Петран Большой (замахивается). Какое?

Петран Маленький (примирительно). Ладно уж. Никакое.

Петран Большой. Коли такое дело, погожу с трёпкой. Давай искать беглецов, как приказано. (Поет).

 

Я сердиться погожу,

Лучше берег обгляжу.

 

Как стемнеют облака,

Тут светилу и — закат.

 

Только в поздней темноте

Беглецы уже не те.

 

Поздно — плохо, лучше рано

Заприметить нам Ивана.

 

Темень скроет беглецов.

Скроет так, что — без концов.

 

Ищешь ты — ан нет конца:

Не увидеть ни лица,

 

Ни платочка, ни одежки,

Ни Настасьиной сережки…

 

Петран Маленький (чешет затылок). Сережки-то вижу.

Петран Большой. Где они?

Петран Маленький. Висят. На дереве они. Где стояла царевна, там сейчас береза.

Петран Большой (вздыхает). А где стоял Иванушка, там нынче камень.

Петран Маленький. Ну так подними. Глянь, что под ним.

Петран Большой (поднимая и роняя камень). Ай!

Петран Маленький. Тяжелый?

Петран Большой. Примерься. Урони себе на ногу.

Петран Маленький. А ты б не поднимал его.

Петран Большой. Сам говорил: подними.

Петран Маленький. Ну так подними.

Петран Большой (поднимая и роняя камень). Ой-ёй-ёй!

Петран Маленький. Тяжелый?

Петран Большой (прыгая на одной ноге). Ты попробуй поднять.

Петран Маленький. Что я тебе? Дурак, что ли? (Поет).

 

Надо лучше понимать,

Что немедля поднимать.

 

Вдруг как дело не пойдет?

Надорвешь поди живот.

 

Пусть ты сильный без прикрас

И поднимешь сотню раз

 

Всклень полнехонько ведро,

Станет дело не мудро,

 

Глупо жилы будешь рвать…

Вот что надо понимать.

 

Петран Большой (кряхтит). Да ведь не отказываюсь понимать.

Петран Маленький. Не отказываешься поднимать.

Петран Большой. Смеяться? Ах ты лисовин! (Хватает камень, пытается кинуть его в Петрана Маленького.)

Петран Маленький (отскакивает). Ты что? Он ведь тяжелый. (Убегает.)

 

Становится темно. Светлеет. Царь, Царица, Петран Большой, Петран Маленький.

 

Царь (кричит). Молчать! Упустили Иванушку и Настасью! Я вас по что посылал?!

Петран Большой (Петрану Маленькому). Молчать? Либо ответствовать? Подскажи, коль пронырливый.

Петран Маленький. Ты ответствуй. А я погожу.

Петран Большой (Петрану Маленькому). Боюсь получить раза от Его Буянского Величества.

Петран Маленький (Петрану Большому). Про камень забыл? Разом больше. Меньше разом. Тебе какая разница?

Царь. Вот дуболомы! Они разговоры разговаривают. (Петрану Большому). Тебе говорят: молчать. Это что? Царю всё как есть доложить? Или судачить с Петраном Маленьким? (Поет).

 

Молчанье — золото, когда?

Оно не так, чтоб навсегда.

 

Зачем молчать, коль нет нужды?

Так не избегнуть нам беды.

 

Бездельно стало быть болтать?

Я враз скажу: всем вам молчать!

 

Царю немедля доложить,

Чтоб всем спокойней было жить —

 

Вот это — золото сейчас.

Так что… сполняйте мой приказ!

 

Петран Большой (вытягивается в струнку). Сполняю, докладаючи, царев приказ. Как можно судачить? Это Петран Маленький придумывает. Тебе, говорит, надобно получать колотушки. Раз и другой раз.

Петран Маленький. По заслугам и честь.

Петран Большой. Петран Маленький проныра. Вот пусть и молчит крепче. Пускай Буянскому Величеству доложит, отчего не удержал Иванушку.

Петран Маленький. Ты не удержал.

Петран Большой. Я слуга верный. Руки взял и расставил.

Царица. Петран Маленький! Растопыривал руки Петран Большой?

Петран Маленький. Растопырка он и есть растопырка. (Свистит). Фьюить — и нет Иванушки!

Царица. А получал колотушки Петран Большой?

Петран Маленький. Обязательно. Он своего не упустит. Его хоть сейчас на конюшню.

Царь. Зачем?

Петран Маленький. Помелом махать. Обязательно.

Петран Большой. Сам что мне твердил? Ты, дескать, не помело растопырчатое. Ваше Буянское Величество! Сегодня он говорит одно. Завтра — другое. Это как понимать? Молчит он?

Царь (Петрану Маленькому). Твердил?

Петран Маленький. Обязательно. Потому что не хотел, чтоб он давал мне раза. А так пусть себе машет помелом на конюшне. Я не возражаю.

Царица (Царю). Может, и хорош верный твой слуга Петран Большой, да только упустил Иванушку.

Петран Маленький (радостно). Точно! Как растопырил он руки, так и пропала Настасья — золота коса. Иванушка, лапотник этот, с нею — тако же.

Царица. На конюшню Петрана Большого!

Царь (задумчиво). Иванушка пропал. От кого получал колотушки мой слуга Петран Большой? (Поет).

 

Колотушки, ребятушки, —

Это дело, ровно пушки,

 

Что исправно говорят:

Нужно тут учить ребят.

 

Служба — это ведь не шутки.

Ан от вас — лишь прибаутки.

 

Ну, дела пошли с утра!

Знать царю давно пора,

 

Что случилось, как тут быть,

Бедованье как избыть.

 

Петран Большой (отпихивает в сторону Петрана Маленького). Докладаю в соответствии с бедованьем! Это значит — я старался. Сполнял приказ Буянского Величества. А колотушки там такие, что поднимал камень.

Петран Маленький (отпихивает в сторону Петрана Большого). То я старался. Сказал Петрану Большому: ты камень-то подними!

Петран Большой. Сказать не велик труд. Сам бы поднял, раз проныра. Камень вырвался да мне шмяк — по ноге! Тяжеленный — страсть!

Петран Маленький. А кто подпрыгивал высоко?

Царица. Кто подпрыгивал?

Петран Большой. Было дело. Коль камень тяжелый.

Петран Маленький. Нет, ты всё говори. Шмяк — это на первую ногу. Снова поднимать камень — уже на вторую ногу шмяк. Дважды было дело.

Царь. Не по душе мне тот ловкий камень.

Царица. Кому-то надобно и поучить Петрана Большого.

Царь. С чего камень взялся учить моего слугу?

Петран Большой. Уж так мне было не по душе. Не по ноге — тако же.

Царица. Ишь, ноги свои жалеет!

Петран Маленький. Да он скоро забудет, куда упал камень.

Петран Большой. (упрямо). Не забуду!

Петран Маленький. Мне лучше знать. От тебя не убудет, коль подцепишь новых колотушек.

Петран Большой. Пройдоха! Я у него виноват. А ты куда смотрел, когда встала береза?

Царь. Какая береза?

Петран Большой. Камень был на том месте, где обретался Иванушка. Береза встала там, где была Настасья — золота коса.

Царь. Что-то не по нраву мне и ловкий камень, и береза. (Поет).

 

Без березовых затей,

Без прилетных тех камней

 

Мне б увидеть родну дочь.

Как затеи превозмочь?

 

Ничего я не пойму.

Горе царскому уму.

 

Есть Настасья — нет Настасьи:

Ишь, какие здесь напасти!

 

Есть Иван иль нет Ивана —

Мне всё это очень странно.

 

Ничего я не пойму.

Горе царскому уму!

 

Царица. Петран Маленький! Буянское Величество нынче в раздумьях. Ответствуй: виноват ты, не виноват, а понимаешь что?

Петран Маленький. Видел березу в сережках. Коль я виноват…тогда мне береза тако же не нравится. (В сторону). Болтлив Петран Большой не в меру. А я ответствуй сегодня.

Царица. Нашим слугам быстрым невдомек, ан стало мне про березу понятно. Настасья — искусница. Ловко спрятались беглецы от погони.

Царь. Беглецы показали одно, погоня показала другое. У нас слуги как есть недотёпы. Думается, обоих надо спровадить на конюшню.

Царица. Обернулась Настасья березой, Иванушку обернула камнем. Выходит, надобно Петранам вновь пускаться вдогон.

Царь (ворчливо). На конюшню их запустить неплохо. Плачет она по дуболомам.

Царица. Запустить недолго. А то, что Иванушка увел Настасью — золоту косу и полцарства впридачу? Это как Буянскому Величеству?

Царь (задумчиво). Да еще и с ружьями будет незадача.

Царица (хитро Царю, кивая на Петрана Большого). И воевода станет ненадобен.

Петран Большой. Дозвольте батюшка-Царь сполнять военную службу. Ведь пропадем, коль случится что не так.

Царь. Молчать! Сказано же: конюшня скучает.

Царица. Не дело чересчур утруждаться на конюшне. Пусть снова скачут слуги вдогон, коль не удалась погоня.

Царь. Дуболомы! Скакать у меня! Утруждаться!

Царица. Петран Маленький! Петран Большой! Как увидите березу и сбоку что, не зевать!

Петран Маленький. Верно, что показался мне камень тяжелым.

Петран Большой. Не тебе, а мне.

Царь (рявкает). Молчать! Сполнять!

Петран Маленький. То-то нам не по нраву пришелся камень. (Уходит.)

Петран Большой (в сторону). Пришелся! Ему! Не по нраву! Да я не докинул до тебя тот камень, проныра. А то б он тебе пришелся! (Уходит.)

Царица. А ежели иначе размыслить? (Поет).

 

Думать разве? Или нет?

Для меня то не секрет.

 

Мне сгодится размышлять,

Чтоб случился в царстве лад,

 

Чтоб не слабла царска власть,

Чтоб кусочку не пропасть…

 

У царя кака печаль?

Сильно, вишь, полцарства жаль!

 

Поослабнет царский дом —

Тут по миру и пойдем.

 

Царь. Иначе размысливать — это каковским образом?

Царица. Таковским…Было б догнано, что убегло. А уж полцарства нам не помеха. (Кричит слугам) Ну-ка, возвернитесь, дуболомы!

Царь (согласно кивает). Продолжаем разговор. Полцарства никогда не помеха. Много не мало, потому оно и сгодится. К тому ж… хорош Иванушка. Толковый он работник: конь-огонь нынче смирнее смирного. Кто на пегом всех дочерних женихов обскакал? Без толкового работника, матушка-царица…

Царица. Сама знаю. Оттого пусть слуги догонят беглецов да враз им объявят: я поселяю работника Ивана вместе с нашей дочерью рядышком, неподалеку от дворца. Потому как выходит им прощение. Приглашаем на соседнее проживание тако же матушку Ивана с ее избой.

Царь (охотно соглашаясь). И пусть они почаще ходят к нам в гости. (Обращаясь к появившимся слугам). Дуболомы! Слушать новый приказ!

 

Занавес