Примечания на полях

Примечания на полях
Стихи

* * *

 

Нет, ничего не кончится,

Всё еще может быть,

Что же мне так не хочется

В будущее входить?

 

Что ни случится – к лучшему,

К худшему или как…

Всё наперед изучено,

Книги читай, простак.

 

Нет уж, я на свидание

С будущим не спешу.

Тщетны все предсказания,

Я их не запишу.

 

Время летит, не падая,

К Страшному, знать, Суду.

Лучше в тени с прохладою

Я его подожду.

 

 

СЛОВА

 

Слово вывернуто наизнанку,

Так, что крýгом идет голова.

Вот теперь бы уйти в несознанку,

Но остались простые слова.

 

Слово-дождь, слово-солнце, и слово

Расставание. Встреча. Рука.

Слово-море. И воздух. Основа

Пусть не веры, так хоть языка.

 

Жизнь свою не доверив глаголам

Двоедушным, покрепче держись

За реальность. Пред Божьим престолом

Вспоминай: Слово-Бог, слово-жизнь.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ К ИСТОРИИ

 

Нет, это не время проходит, это мы проходим,

Не оглядываясь на руины древнего Рима,

На средневековье Европы, вόйны с Наполеоном,

Изобретение колеса, атомной бомбы,

Прекрасных и разрушительных идеалов,

Месим оставшийся от них пепел своими ногами,

Пробегаем, проносимся мимо и мимо,

Уже не до рифмы, не до поэзии, не до размера,

Не до Хартии вольностей, бог с ним, с законом,

Зато выручает идеология постмодернизма –

Всё, мол, едино, и все там будем.

Нам еще мало воли, свободы, простора,

Чтоб наконец разгуляться, нескончаемого террора,

Направо, налево, назад в пещеры, а что за краем?

Мы спешим, проходим, стремительно пробегаем…

Вот и увидим, что встреча с антихристом недалёко,

Потому что мы по пути потеряли Бога.

Да, потеряли, и это вовсе не странно –

Обо всем было сказано в Откровении Иоанна.

 

 

ПОСВЯЩАЕТСЯ КАРНАВАЛУ

 

Вот и отбили часы Карнавала,

Словно его никогда не бывало,

Утром проснулись – и не до него.

Маски и смех, конфетти, сантименты,

Острые шутки и пестрые ленты

Были как нé были, нет ничего.

 

Всё перепуталось в мире, так что же?

Нам разбираться в сумбуре негоже.

Где Коломбина, Пьеро, Арлекин?

Все по конторам своим разбежались,

Праздник окончен, нигде не остались,

И Карнавал оказался один.

 

Только не знают, что вихрь карнавальный

Не исчезает, пусть даже опальный,

Он все равно управляет толпой.

И ничего, если в маске угрюмой

И с непреклонной гражданскою думой

Кто-то сурово навис над тобой.

 

Скажем, что он – персонаж Карнавала.

Пусть и музы'ка играть перестала,

Маски не сняты. Пьеро и Король

На авансцене, а тот – Панталоне,

Гамлет и правозащитник в законе…

Каждый играет какую-то роль.

 

Жизнь – Карнавал в исключительном виде,

Где никого не оставят в обиде,

Так продолжается эта игра.

Ночью. Наутро. И завтра. И после.

Розданы маски и брошены кости.

Что же. На сцену. На выход. Пора.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ К КАРНАВАЛУ

 

Листая старые страницы

Газет, в тиши библиотек,

Не узнаём событья, лица,

В какой стране, который век.

Как будто вновь на карнавале,

Где прошумело торжество,

Мы ненароком побывали,

И всё, не помним ничего.

А там, конечно, без опаски,

Средь анонимной суеты

Протанцевали люди-маски –

Герои, призраки, шуты.

Вот так истории приметы,

Толпясь, уходят навсегда,

И только равнодушной Леты

Блестит холодная вода.

 

 

* * *

И вдруг идешь и понимаешь,

Что больше некуда идти,

И незачем, и замечаешь –

Тебе ни с кем не по пути,

И мир застынет без движенья…

Ну что ж, бормочешь, – не судьба.

Но как прекрасно пораженье,

Когда окончена борьба.

 

 

ПАМЯТИ ФОНТАНА

 

Раисе Иволге

 

Фонтан внезапно меняет цвет

На синий, красный, на золотой,

Каких оттенков тут только нет,

И остановимся мы с тобой.

 

Здесь ночь у света берет взаймы.

Вокруг – не спящий Иерусалим.

А у фонтана, конечно, – мы,

И целый час неразлучны с ним.

 

И всё останется навсегда

На фотографиях, сквозь туман, –

Цветные отблески и вода…

Ну что же, благословен фонтан.

 

 

* * *

 

Прощаться с молодостью надо,

Не помня времени примет,

Но только шум ночного сада,

И шелест моря, и надсада

Дождя, круженье листопада

В ночи – всё это много лет

Со мной пребудет, без доклада

Входя по-дружески, из ряда

Моих друзей… иных уж нет,

А я – далече. Нет, не надо

О том печалиться, распада

Не будет, ведь нетварный свет

Неодолим, и смерти – нет.