Сияют свечи, ярко умирая…

Сияют свечи, ярко умирая…
Перевод с немецкого и вступительное слово Дмитрия Якубова

Немецкий поэт, богослов, пастор лютеранской церкви, антифашист Дитрих Бонхёффер (Dietrich Bonhoeffer) родился 4 февраля 1906 года в городе Бреслау (сегодня это Вроцлав) в многодетной семье известного врача-психиатра и преподавателя университета Карла Бонхёффера. Семья имела глубокие аристократические корни и уважительное отношение к церковным традициям: они вместе отмечали христианские праздники, читали Библию, исполняли духовные песни, но в церковь не ходили. Дети получили прекрасное образование. Дитрих был увлечён музыкой, изучал иностранные языки, но, как признался спустя годы, он искренне хотел научиться одному – верить. В 17 лет он открыто заявляет о своём желании изучать богословие и стать пастором. Это был особенный момент в его жизни: «Случилось что-то необыкновенное: я торжественно предстоял перед своим классом, а главное – перед своим Богом».

Окончив в 1923 году гимназию, Дитрих Бонхёффер изучает теологию в университетах Тюбингена и Берлина. В 1927 году защитил дипломную работу, посвящённую философскому и догматическому исследованию фундаментальных категорий церковной социологии. Прошёл научную стажировку в Португалии, Англии, Америке. С 1929 года – доктор теологии. В 1928–1929 годах – помощник пастора в немецкой евангелической общине в Барселоне.

После 1931 года становится пастором лютеранской церкви и начинает преподавать богословие в Берлинском университете. Пишет статьи и книги, в которых ищет ответы на острые религиозные вопросы, не подозревая, насколько тяжёлое испытание предстоит выдержать его вере…

В 1933 году к власти в Германии приходит Гитлер. Немецкий народ принял Гитлера как «спасителя Германии». Церковь тоже признала его власть: над церквями появились нацистские флаги, а в католических классах рядом с распятием повесили портреты Гитлера и изображения свастики. Фюрер не сомневался, что он легко подчинит себе церковь. Лишь немногие пасторы смогли противостоять идеям нацистов, их лишали приходов и всяких возможностей заработка, арестовывали, отправляли в тюрьмы и концлагеря. Эти люди, включая Дитриха Бонхёффера, основали исповедующую церковь, которая выступала против попыток гитлеровцев подчинить себе лютеранскую церковь, осуждала фашизм и поддерживающих его христиан.

В 1935 году Бонхёффер становится директором небольшой семинарии Исповедующей церкви, которая занимается подготовкой пасторов. Он неустанно трудится: рассылает письма и воззвания с объяснением религиозной и политической ситуации в стране, читает доклады и произносит проповеди о верности Христу. В итоге его лишают права преподавания, увольняют из университета, запрещают публиковать свои работы и выступать публично, а позже закрывают и семинарию.

Дитрих постоянно находился в оппозиции Гитлеру и его ближайшему окружению, особенно в «еврейском вопросе» и в вопросе о религиозных реформах, проводимых Гитлером. Категорическое неприятие идеологии Третьего рейха привели его в 1938 году в ряды участников заговора против Гитлера. Причастность его непосредственно к покушению до сих пор остаётся предметом спора среди историков, однако в одном они сходятся – Дитрих не просто сочувствовал заговорщикам, но активно их поддерживал.

Вместе с тем Бонхёффер периодически выезжает в Америку, где ему предлагают спокойную и безопасную работу – преподавание в Нью-Йоркской богословской семинарии. Друзья уговаривали Дитриха не возвращаться в Германию, предупреждая о грозящей ему опасности. Однако Бонхёффер считает своим долгом остаться на родине и пишет своим друзьям: «Я должен пережить этот сложный период нашей национальной истории вместе с христианами в Германии. У меня не будет права участвовать в возрождении христианской жизни после войны, если я не разделю с моим народом испытания этого времени…» Тогда же он разработал теологическую концепцию, оправдывавшую сопротивление диктатуре и даже убийство диктатора. В 1943 году Дитриха Бонхёффера арестовывают, впереди – два года заключения. Однако тюрьма не сломила его: Дитрих продолжает писать о судьбах мира, Церкви, о сущности веры, много работает, читает и регулярно отправляет письма родным и супруге, с которой успел обвенчаться за два месяца до ареста.

Богословское творчество Бонхёффера можно разделить на два этапа. Первый связан с годами преподавания в подпольной семинарии. Книги «Следуя Христу» и «Жить вместе» нацелены преимущественно на развитие искусства внутриобщинной жизни. Бонхёффер никогда не идеализировал церковное сообщество. Он считал, что в любой христианской общине немало слабых и далёких от совершенства душ. Тем не менее, согласно его убеждениям, встреча человека с Богом чаще всего происходит именно в церковной общине.

Второй этап богословских размышлений начинается у Бонхёффера с момента его ареста. Он ищет верные пути служения Богу и ближнему, пытается определить сущность христианства, его коренное отличие от других религий. К счастью, жизнь в тюрьме не лишила его внутренней, духовной свободы. Множество его писем, статей, стихов, созданных в годы тюремного заключения, впоследствии будут изданы в виде сборника «Сопротивление и покорность», который войдёт в золотой фонд современной христианской классики.

Незадолго до окончания войны Гитлер отдал приказ повесить всех заговорщиков. Бонхёффер оказался в камере смертников и накануне казни сказал: «Это конец, но для меня – начало жизни».

8 апреля 1945 года в концлагере он смог провести последнее в своей жизни богослужение. 9 апреля 1945 года нацисты привели в исполнение приговор о повешении. Виселица была особой, высокотехничной, человеку не давали умереть мгновенно, поэтому Дитрих умирал в муках…

Каждый год, 4 февраля (в день рождения) и 9 апреля (в день казни), мы вспоминаем замечательного немецкого поэта, богослова и пастора Дитриха Бонхёффера. В своих главных трудах «Хождение вслед», «Жить вместе» Бонхёффер не раз говорил о том, что средоточие жизни человека – это «существование для другого», «жизнь для других» и именно с этого начинается Церковь. Его стихи переведены на многие языки мира и, став песнями, используются в лютеранских богослужениях. «Я, окружённый силами благими…», его последнее стихотворение, написанное перед казнью, стало гимном западных христиан разных конфессий.

«Я верю, что Бог из всего, даже из самого дурного,
может и хочет сотворить добро».

 

 

Я, окружённый силами благими…

Я, окружённый силами благими,
Под сенью светлых и незримых крыл,
С друзьями быть стремлюсь – хочу, чтоб с ними
Грядущий год меня соединил.

Смущают сердце давние печали,
Как будто ад придумал эти дни…
Дай Бог, чтоб мы чуть-чуть смелее стали.
Прошу, Господь: спаси и сохрани!

Но вместо утешенья и покоя
Даёшь нам чашу горестей земных –
Мы примем подношение любое
Из ласковых и добрых рук Твоих…

Ты нам однажды Рай подаришь снова,
Дыханьем Света уничтожив тьму…
И мы, оставив помыслы былого,
Воскреснем вдруг по слову Твоему.

Мерцают свечи, ярко умирая.
Пред их лучами отступает мгла.
Но я мечтаю, чтоб любовь святая
В сердцах огнём всесильным расцвела.

Чем трепетнее тишина планеты,
Тем ближе, осязаемей, слышней
Незримый мир, таинственный, воспетый
В молитвах и псалмах Твоих детей.

Всегда хранимы силами благими,
Мы каждый миг под сенью светлых крыл!
Ты создал дни, и, что даётся ими,
Спокойно принимать благословил…

 

Язычники и христиане

К Богу приходят, когда заставляет нужда,
Хлеба и помощи просят у Бога тогда,
Чтоб от болезней и бед не осталось следа –
Так поступают язычники и христиане.

Бог открывается там, где случилась беда,
Где Он осмеян, распят по решенью суда,
Где Он страдает, чтоб смерть победить навсегда –
С Ним христиане разделят всю меру страданий.

Бог посещает, когда настигает беда,
Он исцеляет, и хлеб нам приносит тогда,
Он милосердие дарит нам вместо суда –
Им прощены и язычники и христиане!

 

Покаяние Ионы

Здесь царство волн – от края и до края!
Морской котёл кипит из глубины…
Ветрами смяты и ослеплены,
Пред ликом смерти силы надрывая,

Они пытались говорить с богами…
«О боги вечные! Кому ваш приговор?
Кто душегуб, клятвопреступник, вор?
Кто согрешил – и кто отвергнут вами?

Заплатит тот, кто нас привёл сюда…
И мы исполним приговор закона!»
«Меня убейте, – отвечал Иона, –
Я предал Бога. Я прошу суда.

Невинные погибнуть не должны!
Послужит Правде кто? Друзья, не вы ли?»

Он брошен в море, и они застыли
Среди благословенной тишины…

 

Кто я?

Кто я? Мне обычно говорят:
Выхожу я из дверей тюрьмы
Радостен, невозмутим, уверен –
Словно князь из собственного замка!
Кто я? Мне обычно говорят:
Часто я беседую с охраной
Дружелюбно, чётко и легко –
Словно я повелеваю ими!
Кто я? Ведь ещё мне говорят:
Я переношу свои несчастья
Улыбаясь, гордо и отважно,
Как любой, привыкший побеждать.

Но таков ли я, как думают другие?
Или я такой, кого я знаю сам?
Бьюсь, боюсь, страдаю, словно птица в клетке,
Как с петлёй на шее, жизнь ловя, хриплю…
Где цветы и краски? Птичье песнопенье?
Жажду слов душевных, близости людской.
Ненавижу злобу, униженье, рабство,
Сердце стосковалось по большим делам!
Опасаюсь я за всех друзей далёких,
И пусты молитвы, мысли и дела,
Я готов уныло с миром распрощаться!
Кто я? Тот или другой?
Я сегодня первый – но второй назавтра?
Может, оба сразу? И другим я лгу,
Притворяясь кем-то – я, позорно слабый?
Иль во мне, смешавшись, войско отступает,
После, как казалось, выигранной битвы?
Кто я? Боже Правый, вот вопрос смешной!
«Кто» – не так уж важно. Главное, я Твой!

 

Моисей умирает
(Отрывок из поэмы)

На горной вершине, где неба порог,
Стоял Моисей – духовидец, пророк.
И взор неподвижный молитвы влекли
В пределы обещанной Богом земли.
Готовится к смерти пророк и слуга,
Где с бездной встречаются гор берега –
И в духе он видит с молчащих высот
Ту землю, что Бог сыновьям отдаёт.
Господь указал предназначенный путь,
Чтоб мог, наконец, Моисей отдохнуть,
Чтоб, землю святую восславив, пророк
Оставил печали молитв и дорог.
«Ты видишь, старик, завершенье пути…
Но в эту страну ты не должен войти».
И смотрит, и смотрит старик Моисей
На мир, где Отец ожидает детей.
Молитвы его, на вершине горя,
Возносятся к Небу, как дым алтаря:
«Верны обещанья Твои и слова,
И Истина Божья вовеки права,
И милость Господня, и праведный суд
Везде пребывают, повсюду найдут…
Ты вывел из рабства заблудший народ –
Смирение в Боге свободу даёт!
По воле Твоей расступилась вода,
На дне от воды не осталось следа.
Всегда призирал Ты молитвы детей,
Всегда окормлял их Любовью Своей…
Но были не в силах Твои сыновья
Постигнуть, в чём воля Святая Твоя,
Отвергнула Бога распутная плоть –
Вновь царствует Идол, осмеян Господь!
И к детям приходит расплата-беда,
И гнев Твой на них пребывает всегда!
Наследники обетованной земли
В пустыню безбожия вдруг забрели…
Ропща, погибали Твои сыновья,
Во тьму уносила их ярость Твоя:
Ревнуя, Ты в детях увидеть хотел
Сияние веры и праведность дел…
И Ты их карал, и скорбя, и любя,
За то, что они отреклись от Тебя –
И мёртвую плоть покрывает песок,
Чтоб выживший верой очиститься мог.
Ты вёл их ко благу сквозь воды, пески –
Они же восстали Тебе вопреки!
Веками хранила детей благодать –
Но дети задумали Бога предать…
Коль воля отцов устоять не смогла,
Потомки придут завершить их дела.
Там новые песни Творцу пропоют,
И вновь совершится молитвенный труд.
Создатель! Ты знаешь, в преклонных летах
Во мне упование вытеснил страх.
Сомнения черви снедали меня,
К унынью, к отчаянью сердце клоня.
И жжёт сожаление душу мою,
Что я пред Тобою неверным стою.
Я чувствую Твой всепрощающий Свет,
В котором, быть может, прощения нет.
Острее меча, горячее огня
Твой праведный гнев – он пронзает меня!
Пред словом, зажжённым Тобою, скорбя,
Молясь о былом, проклинаю себя…
Вкусившего смрадный сомнения плод
К обедне вечерней Господь не зовёт.
Но если был верен и стоек всегда –
Утешит вода и насытит еда…»

 

Примечание:
Дмитрий Якубов род. в 1972 году в Ленинграде. Автор книги (2017) «Западная Духовная Поэзия 15-20го веков». С 2017 года Дмитрий – ведущий радио «Народная Волна Чикаго». Ведёт рубрику «Поэтика Истории», посвящённую западной духовной поэзии и искусству поэтического перевода.