Странная история гостиницы «Астория»

Странная история гостиницы «Астория»
Из цикла «Уфимские народные сказки»

Кто придумал тот секрет, точно не известно, но в результате если вы вдруг кому-нибудь попытаетесь доказать, что здание гостиницы «Уфа-Астория» на уфимской улице Карла Маркса (бывшей Александровской) выстроено гораздо позже 1895 года, вам сразу скажут (или просто подумают), что вы «дурак и ничего не понимаете». Разносчик благоглупостей (наряду с действительно полезной и грамотно поданной информацией) великий и ужасный Интернет закрепил эту нелепость настолько, что выбраться из омута цифр не помогут и самые веские доводы. Потому призываю хотя бы задуматься.

Обратимся для начала к источникам более надёжным. Вот «Башкирская энциклопедия»: «С кон. XIX в. возникает новое стилевое направление – модерн. В Уфе яркими образцами этого стиля стали Костерина П.И. дом и гостиница “Астория" (1908, гражд. инж. К.А. Гуськов). Приятно, что К.А. Донгузов со товарищи приводят практически достоверные сведения. Да и как могли архитекторы говорить о модерновой постройке в провинции в 1895 году, если даже в столицах всё начиналось фактически в самые последние годы позапрошлого века»! Вот только кто ж архитекторов слушает: по рекомендуемой отсылке («см. "Уфа"») в той же энциклопедии открываем статью «Уфа-Астория»: «…Построена (3 этажа) в 1895 (проект арх. К.А. Гуськова), с 1909 известна как Доходный дом квартирного типа купца С.П. Зайкова; с 1914 гостиница “Астория”…». Всё в одной куче и ничего не понятно.

А откуда, собственно, взялось название «Астория» (первую гостиницу с таким названием братья Астор открыли в Нью-Йорке в конце XIX в.)? Когда гостиница получила своё нынешнее имя? Ведь по советским годам мы помним только «Уфу». Поначалу здесь, как вы убедились, была гостиница «Русь» (впрочем, начиная с 1915 г. реклама этой гостиницы из адрес-календарей исчезает). После утверждения советской власти здание заняли семьи совслужащих и важные учреждения – от республиканских и городских служб, горкома ВКП(б) и ВЛКСМ в 20–50-е гг., до редакций газет в 60-е. В середине 1920-х вывеска «Астория» красовалась на бывших… «Оренбургских номерах» В.Т. Поповой на улице Егора Сазонова (ныне Коммунистическая, 49). Уфимский телефонный справочник 1951 года упоминает об одной единственной гостинице – «Башкирия». В «Справочнике милиционера по городу Уфе» на 1957 год находим ещё и гостиницу «Уфа».

Так что не было никакой «Астории»? Опять сказки? Очевидцев не осталось, а сведения типа «бабушка рассказывала» в расчёт принимаем с очень большой опаской. К счастью, сохранился телефонный справочник 1929 года, который и подсказывает нам, что в конце концов «Астория» с улицы Сазонова переехала на Карла Маркса. И не беда, что, скорее всего, обосновалась она в двухэтажном доме с датой «1896» и всего лишь на два-три года, сути дела это не меняет: по адресу К. Маркса, 25 девяносто лет назад была гостиница «Астория»!

Но вернёмся к нашим архитекторам. Точнее, к К. Гуськову. Может, не было никогда такого, и «это всё придумал Черчилль в 18-м году»? Вот и год сейчас как раз 18-й. Только вместо Уинстона ныне Тереза… Как говорил герой Евгения Леонова в «Полосатом рейсе», «Хочешь – верь, хочешь – не верь, а дело было так…»: Константин Александрович Гуськов приехал в Уфу из Пензы с хорошими отзывами. Случилось это, обратите внимание, в 1907 году. У нас он стал городским архитектором, коим числился шесть лет. Причём ушёл с должности не совсем по собственному желанию. Выступая 30 апреля 1913 г. в городской думе, гласный Бехтерев заявил следующее: «Наш бывший архитектор… г-н Гуськов увлекся частными постройками, вследствие чего у нас получился громаднейший недочёт в школьных зданиях, на что мы перерасходовали до 35 тысяч рублей, получив негодные здания. Мы могли бы на эти деньги замостить Большую Казанскую (Октябрьской революции. – А.Ч.) улицу. Благодаря этому мы потеряли талантливого архитектора, что доказал г-н Гуськов постройкой дома Зайкова».

Лет двадцать пять назад, когда Юрий Алексеевич Ерофеев впервые обнародовал это сообщение, нам стал известен почти забытый архитектор Гуськов. Да, 100 лет назад уфимцы знали его гораздо лучше. Лучше они знали и Зайкова.

Значит, перейдём к Зайкову. В уфимских изданиях 1896 г. читаем: «А.П. Зайков. Паровая типография и литография в Уфе. Изящное и аккуратное исполнение всех типографских работ. Александровская улица, дом Зайкова». «Ага! – скажут самые нетерпеливые, – всё же был тогда дом Зайкова!» Да, был. Двухэтажный, с аттиком. Он и не делся никуда, стоит себе, а на его аттике вензель с датой – «1896» (и никак не 1895! Обнаружить первоисточник этого заблуждения с годом вам вряд ли удастся, потому в самом начале я и употребил слово «секрет»). И инициалы – «А.П.», т.е. «Алексей Петрович». А буква «З», должно быть, разрушилась. Или сбили её.

Да вот незадача – согласно справочным книжкам 1911 года рассматриваемый участок улицы Александровской принадлежит Сергею Петровичу Зайкову. Поясню: Алексей – старший брат Сергея Петровича Зайкова, в 1879 году он – гласный Уфимской городской думы, член учётного комитета Уфимского городского общественного банка, в 1897-м – член городской управы. Но после 1900 года его имя из адрес-календарей неожиданно исчезает. Зато в полную «купеческую силу» начинает входить купец Сергей Петрович Зайков.

Если в 1895-м С.П. Зайков – член учётного комитета Городского общественного банка, то к 1910 году, прибавляя себе примерно по одной должности в год, он уже и купеческий староста, и председатель совета Общества взаимного кредита, и, самое главное, – городской голова. И это не считая нескольких менее важных участков общественной деятельности. Развернулся новый голова, должно быть, не на шутку: в справочной книге на 1913 год его фамилия с соответствующей должностью указана аж на десяти страницах! А вот к году 1915-му он как-то сник, отметившись лишь в обществах Красного Креста и Спасения на водах. Или, может, были тому другие причины? Словом, «науке это не известно». Пока, во всяком случае.

И вновь вернёмся к гостинице. Дореволюционных фотографий этого участка улицы Александровской сохранилось очень много (вот только ни на одной из них буквы на аттике, к сожалению, не различимы), именно фотография даёт 100 %-е доказательство того, что трёхэтажного здания гостиницы «Русь» не было и в 1904 году.

Итак, снимок первый: вот дом, который построил… Алексей Петрович. Вот забор, за которым вскоре Сергей Петрович начнёт строить гостиницу. «Ну и что, – возразят вездесущие “знатоки” – фото могли сделать и в 1894-м». А вот не могли: на снимке дымит трубой электростанция Н. Коншина, начавшая работу в 1898 году. Более того, одна из почтовых открыток начала ХХ века свидетельствует о том, что дома С.П. Зайкова не было и тогда, когда А. Паршин строил свою гостиницу: «Открытая с января 1904 года "Большая Сибирская гостинница", помещающаяся во вновь выстроенном доме, имеющая до 50 номеров… Биллиарды, телефонное сообщение, электрическое освещение и ванны» (специально для филогурманов оставил старинное написание слов).

Красота! Для нашего дальнейшего повествования интересно, прежде всего, полузабытое выражение «вновь выстроенный». Что оно означает: снесли и снова на этом месте выстроили? Или всё же только что выстроили?

Призовём на помощь аналогичную рекламу, но из тех времён, когда «Большая Сибирская гостиница» занимала относительно небольшой дом на Центральной улице (ныне Ленина, 10 – напротив Медуниверситета). В адрес-календаре на 1899 год объявлялось, что с «1 июля будет открыта "Большая Сибирская гостиница"… в специально выстроенном для гостиницы новом доме». В следующем году в подобной же рекламе «едущим в Уфу» рекомендовалась гостиница, «помещающаяся во вновь выстроенном роскошном доме Ногарева, по Центральной улице…». Т.е. имелся в виду абсолютно новый, только что выстроенный дом.

И вот другое рекламное объявление в адрес-календаре, внимание, на 1912 г. (отпечатан в конце 1911 г.): «Вновь открыты в гор. Уфе по Александровской ул., в доме С.П. Зайкова первоклассная гостиница и номера "Русь"… в самом центре города». Вот вам и первоначальное название гостиницы, и дата открытия – 1911 год. Кстати, в составленной полицией и изданной в 1911 г. справочной книге, как и в справочной книге Л.Я. Дворжеца (1911 г.), гостиница «Русь» пока не упомянута.

С другой стороны, рассматривая сделанную в 1910-м фотографию С.П. Прокудина-Горского, увидим шатры здания гостиницы, причём сразу обратим внимание на разный их цвет – один зеленоватый, а другой какой-то соломенно-жёлтый. «Ха, – воскликнет некий любитель возиться со "столяркой", – это ж доски обрешётки. Свежепоструганные!» Стало быть, здание пока ещё не достроено. «Царский фотограф» приезжал в Уфу в конце июля (начале августа по новому стилю). Итак, в середине 1910-го дом Зайкова достраивался, а осенью следующего года, когда готовился к выпуску адрес-календарь на 1912-й, хозяин разместил в нём рекламу своего заведения. Вполне логично. Причём логическое построение при неизменных первичных условиях вариаций и толкований не допускает (даже из самых высоких соображений – выгоды или эстетической целесообразности). В отличие от строения архитектурного, когда на два дореволюционных этажа нахлобучивают ещё три и говорят, что так «красивше». Примерно такая участь грозила в начале 1930-х зданиям, стоящим рядом с «Асторией», проект их перестройки обнаружил в архиве Р.М. Янгиров. Тогда не получилось. Убогость победила красоту уже в наше время…

Так что, «уважаемые товарищи потомки! Роясь в сегодняшнем…», прошу, не всегда верьте нам на слово! Ведь и мы далеко не всегда верили тому, о чём писали в газетах. Но почему-то нынче нисколько не сомневаемся в истинности «свободного» слова юных и не очень юных дарований, «возвращающих нам историческую правду» на экраны планшетов, мобильников и мониторов. А также на страницы книг и газет.