«Там, где была когда-то остановка»

«Там, где была когда-то остановка»
Стихи

* * *

Теперь нас никто не осудит,

Глотаем Отечества дым.

Несчастные русские люди

За счастьем отправились в Крым.

Вы видели столбики дыма,

Что медленно шли вдоль реки?

Они к нам вернулись из Крыма,

Счастливые, как мотыльки.

 

* * *

То ли полная луна, то ль пустая,

В небе тусклом не видна злая стая.

Хорошо, что не видна — каждой ночью

Эти птицы от вина злые очень.

Эти птицы пьют вино молодое,

И кричат они одно — что-то злое.

Я былинный богатырь из сказаний,

Предсказал я свой конец под Рязанью.

Злые птицы над страной реют снова,

Черти режутся со мной в подкидного.

То ли полная луна, то ль пустая,

Вы со мной об этом лучше не спорьте,

А кремлевская стена не растает,

Даже если станет кремом на торте.

Не играть богатырям на рояле,

Не стоять поводырям на развале.

Сто столиц уже сменила Россия,

За оранжевым вином нынче сила.

А кондитер приуныл: все по-русски,

Торт кремлевский и луна без закуски.

 

* * *

Полюбить так, чтоб кусать губы,

Чтоб смотреть на звезды, не разбирая,

Геликон с небес звучит или туба,

Я не плачу, но утром вся жизнь сырая,

Я не плачу, но соль разъедает щеки,

Не стреляйте в лоб, подходите сбоку,

Полюбить бы так, чтоб увидеть Бога.

Закрывая дверь, оставляйте щелку,

А когда услышишь: «Зачем, брат мой,

Ты разрушил то, что веками строил?» —

Говори: «Ахейцы не взяли Трою,

И Елена сушей идет обратно».

В мире теперь измерений пять,

А в четвертом — из наших сомнений свалка.

Полюбить бы так, чтоб вся жизнь вспять,

Но она и так вспять… Жалко…

 

* * *

Мир не рухнет, черт не перекрестится,

Продает святой Грааль мулат.

Есть у проституток тоже крестницы,

Сталин с Троцким в голове жужжат.

Осень, бесполезна и безжалостна,

Стариков терзает и старух.

Пусть змея уже покажет жало нам,

Сталин с Троцким превратились в мух.

Месса прозвучит заупокойная,

Хор церковный перейдет на вой.

Мухобойку достаю спокойно я,

Знаменитый в прошлом мухобой.

 

* * *

В Замоскворечье пусто. Купола

Небесного не различают грома.

И каждая монгольская скула

Здесь чувствует себя как будто дома.

Запутавшийся юноша в углу

Двора смешно грустит о настоящем.

Сухой асфальт, предчувствуя метлу,

Чуть морщится от встречи предстоящей.

У голубя особо ровный лет,

Он прошлым бесконечно не терзаем.

Мы все попали в этот переплет,

Как выбраться, мы до сих пор не знаем.

Давным-давно покинутый мной рай

Я не найду — не та уже сноровка.

Теперь одно осталось — ждать трамвай

Там, где была когда-то остановка.