В машине

В машине
Рассказ

Ну е-мое! Сколько можно-то?Терпение водителя Алексея лопнуло.Десятый час уже!

Сидевший рядом Дмитрий машинально взглянул в темное окошко «крузака» и вдруг заметил, что дверной проем клуба осветился.

Вроде выходят уже,неуверенно сказал начальник штаба, поймав себя на мысли, что он будто утешает нечаевского шофера, хотя для него самого встреча кандидата с ветеранами деревни Власьевки, затянувшаяся на пару лишних часов, гарантировала неприятный разговор с женой и очередные сутки, когда он увидит дочку только спящей в кроватке.

Я ж говорил вам, Степанида Аркадьевна, что он здесь.

Обе задние двери открылись одновременно, и в салоне внезапно и очень неприятно вспыхнул яркий свет. Нечаев ловко запрыгнул в салон с правой стороны и сразу переместился влево, протягивая руку и помогая залезть в машину грузной Степаниде. Дмитрий, сидящий спереди, засуетился, но так и не смог придумать, чем еще можно помочь толстой руководительнице районного ДК.

Вы же меня довезете, Валерий Константинович?тяжело дыша, спросила Степанида Аркадьевна, когда уселась.

Конечно!В присутствии Степаниды Нечаев был сама любезность.

Услышав положительный ответ начальника, водитель украдкой глянул на Дмитрия, скривил губы и тихонько вздохнул. Начштаба оставил без ответа коммуникацию шофера. Для нечаевского водителя появление Степаниды Аркадьевны Моховой в предвыборной команде кандидата в депутаты областного закса означало дополнительную работу по вечерам и иногда по утрам. Деятельная руководительница районного Дворца культуры, на беду Алексея, жила в городе, но совсем не по путина левом берегу, да еще в каком-то глухом спальнике. Удивительно, как она вообще добиралась на работу и с работы в обычные, не предвыборные дни не имея автомобиляне иначе, на перекладных, выходя из дома часа за два до начала рабочего дня и прибывая домой не раньше восьми часов вечера.

Леш, поехали, поехали!

Шофер Валерия Константиновича, будучи человеком опытным, никогда не трогался без команды, а то вечно оказывалось, что кого-то (или что-то) забыли, или сам Нечаев «не успел толком сесть», или обнаруживалась еще какая-нибудь помеха.

Машина медленно покатила. В темной, почти не освещаемой деревне, куда Нечаева и его помощников завела избирательная кампания, бизнесменский джип выглядел инородным телом: он был крут, блестящ (местная грязь, налипшая на кузов, не смогла бы никого ввести в заблуждение), комфортен, и да, он светил фарами так, как не светил ни один здешний фонарь, ни одна лампочка, прикрученная под козырьком деревенского дома. Видимо, автомобиль тоже чувствовал свою неуместность здесь, поэтому стремился как можно скорее покинуть чужую территорию.

За ним, уже в кромешной темноте, плелись довольные, напившиеся чаю местные старухи. По задумке Степаниды Аркадьевны, после встречи с Нечаевым они должны были не только сами стать его верными сторонницами, но и заразить новой верой всех окружающих, которые по какой-то причине не попали на встречу с Валерием Константиновичем.

Дим, что за фигня опять? Ты куда со встречи ушел?начал негромко отчитывать Дмитрия Нечаев.

Я всю встречу-то побыл,стал оправдываться начштаба.Я только с чаепития ушел: у меня звонок важный был.

Димочка!вступила в беседу Степанида Аркадьевна.Вот на таких чаепитиях все самое важное и происходит!

Да!поддержал ее Валерий Константинович.Мы ж с тобой говорили, что ты должен фиксировать все, что люди говорят.

Я и фиксирую.

В доказательство своих слов Дмитрий показал рабочий блокнот, который всегда, когда рядом был Нечаев, находился в руках.

Да на чаепитии они столько всего порассказали!оборвал его кандидат в депутаты.Они нам и про Крылова, этого действующего коммуняку, рассказали, и про главу, про Олега Спиридоныча. Кто теперь тебе все это пересказывать будет?

Хорошо, я больше не буду уходить, у меня просто звонок был очень важный,попытался в последний раз отмазаться Дмитрий.

Нечаев немного помолчал (его недовольство ощущалось даже в этом молчании) и продолжил:

И еще. Я тебе уже про это говорил! Очень важен эффект внимания. Они что-то сказали, я тебе кивнулты записал, а они увидели, что мы их проблему с тобой зафиксировали. Они уже понимают, что перед ними не какой-то там балабол, а человек слова, человек дела, настоящий народный избранник.

Это очень важно!поддакнула Степанида Аркадьевна.

Я понял,буркнул Дмитрий.Валерий Константинович, давайте для этих целей девочку какую-нибудь возьмем. Я тоже не могу на все встречи с вами ездить: я уже разрываюсь!

Штат опять мне хочешь раздуть?

Видно было, что это не первый такой разговор Нечаева со своим руководителем штаба.

Вот ты мне скажи: что ты сегодня сделал?

Прямо с утра? В четыре утра сел читать то, что вчера прислал наш райтер, Андрей.

А вчера нельзя было прочитать? Или сегодняс планшета, с телефона? Дим, двадцать первый век на дворе, а ты все с утра читаешь?

Он прислал ночью. Я решил до начала рабочего дня, пока голова свежая, все прочитать, правки внести.

Нечаев вновь помолчал и заговорил, будто бы меняя тему:

Я вообще не понимаю: кто-нибудь эту ахинею всю читает или нет?

Вот тут я с вами не соглашусь!снова вмешалась Степанида Аркадьевна.Вот вы, Валерий Константинович, пройдите по этим бабулькам, с которыми мы только что встречались. У них у каждой дома лежит «Ленинское знамя»!

Степанида Аркадьевна!перебил ее Дмитрий. — «Лензнамя»это районка, у них тираж копеечный, они только в райцентре распространяются, в села практически не доходят. Они и так в кампании участвуют: мы там двадцать восьмого блоком выходим и четвертого, перед самыми выборами!

Дима, кто тебе это сказал? Бабульки эти смотрят телевизор, для них телевизорэто все! А где они, по-твоему, программку берут? В «Лензнамени»!торжествующе оборвала Мохова Дмитрия.И второе. Что, ты всего два раза в газете хочешь выйти?

Да! Там больше не получится. Они под законом о выборах, бюджетные, у них все площади расписаны.

Просто надо уметь договариваться.Степанида Аркадьевна фыркнула, добивая оппонента.Вы приезжаете из города, думаете, тут все так же, а тут своя жизнь, деревенская. Вот ты сколько раз с Петром Семеновичем разговаривал?

Да что мне с ним разговаривать? Я ведь знаю, как они должны в кампании участвовать!Дмитрий не мог успокоиться.

Вот именно.Голос Моховой стал тихим, спокойным и уверенным.А я с ним по два-три раза за день созваниваюсь, и по понедельникам у главы на совещании каждую неделю видимся. Редактор районки и директор Дворца культурыэто, считай, самые главные люди в районе. После главы, конечно.Степанида Аркадьевна замолчала и, выждав театральную паузу, продолжила:Зазнайства, Дима, городского очень много у тебя. Нельзя так с людьми. Они здесь на земле, в дерьме этом возятся. У них «Лензнамя» да хор мойэто луч света в темном царстве. А ты приезжаешь в хороших ботинках да на хорошей машинекак они к тебе относиться будут?

Да я-то тут при чем? Главное, как они к Валерию Константиновичу относятся!не мог никак успокоиться Дмитрий.

Как это при чем?вспыхнула Степанида.Как это при чем? Ты его представитель, ты лицо кандидата. А ты прибегаешь сюда наездами: «А-а-а! Зачем мне этот, зачем мне тот? Зачем Петр Семенович? Кто он такой?» Дима, пойми: ты приехал и уехал, а нам жить с этими людьми, в глаза им смотреть. Тот же Петр Семеновичон «Ленинское знамя» возглавляет уже двадцать три года и до этого корреспондентом здесь проработал лет тридцать. Вот ты это знаешь?

Знаю я это.Дмитрий попытался перейти на спокойный тон.Степанида Аркадьевна, давайте вернемся к теме разговора. Вы говорите, что я не использую всех возможностей «Лензнамени», а я говорю, что в законе четко прописано, как они могут заниматься агитациейза тридцать дней, предоставляя равные возможности кандидатам. Они ж бюджетные. Я был у них на жеребьевкахи платной, и бесплатной. Поверьте: все, что можно было у них взять, я уже взял.

В салоне повисла тишина, победа в споре вроде бы осталась за начальником штаба. В это время машина кандидата выехала наконец на асфальтовую трассу, ведущую в областной центр. Все притихли, наслаждаясь ровным ходом автомобиля и мерной работой двигателя, но, подождав еще чуть-чуть, Мохова все-таки тихонько ввинтила, как бы заканчивая дебаты:

Все равно, мне кажется, если с Петром Семеновичем нормально поговорить, можно что-то изыскать. Тираж дополнительный сделать, где-то конкурента замазать случайно по тексту, чтобы не читался. Вы поймите: они здесь любой копейке рады! Это село, это район.

Ладно!оборвал спор Нечаев.Что у нас со вторым номером нашей газеты?

Вы лучше спросите, что у нас с первым номером,вновь влезла Степанида Аркадьевна.

А что у нас с первым?смутился Дмитрий.Лег в поля, уже неделю как.

Вот сейчас я с этими бабушками разговариваюа они не видели нашей газеты!начал закипать Валерий Константинович.

Да как не видели? Сюда, во Власьевку, сто пятьдесят штук отправляли!так же эмоционально ответил Дмитрий.

Сколько у нас дворов во Власьевке?строго спросил Нечаев.

Не помню,стушевался начштаба: эта цифра, действительно, вылетела у него из головы.

Степанида Аркадьевна, сколько дворов во Власьевке?Валерий Константинович обратился к соседке.

Ой, дворов пятьдесят, по нашим меркамбольшая деревня!

Вот! Ты на пятьдесят дворов отправляешь сто пятьдесят газет!Нечаев уже кричал.Дима, ты голову вообще включаешь или нет? Три газеты на дом? Ты просто решил деньги мои разбазарить?!

Валерий Константинович! Технология распространения у нас сложная: мы разложили по домамв калитку, часть тиража лежит в магазине местном, частьв администрации сельсовета, частьпо трудовым коллективам. В сумме где-то около ста пятидесяти газет пошло. Плюс к сельсовету этому еще Березовка и Кондратьевка относятсятуда тоже что-то пошло из этого количества.

Березовка и Кондратьевкамертвые деревни!заявила Степанида Аркадьевна.Там по две старушки осталось, которые уже ничего не соображают. Я вообще не знаю: они там голосуют или нет?

Голосуют,уверенно сказал Дмитрий.И там и там участки есть. Избирателей немного, человек по пятьдесятсемьдесят, но участки открываются.

Кто ответственный за распространение во Власьевке?продолжал допытываться Нечаев.

Александр…Дмитрий замялся и начал листать блокнот, пытаясь спешно и в темноте найти нужный контакт,не помню отчества.

Уволить его на хрен! И денег не выдавать!

Валерию Константиновичу нужны были жертвы.

Нельзя его уволить. Его нам глава рекомендовал, он в сельсовете работает, наш человек. В день выборов помогать будет.

Дима, на хрена мне такой «наш человек», если приходим на встречу, приносим газету, а они ее в первый раз видят!

Да какв первый раз?Дмитрий опять завелся.Я ведь раздавалу меня одна отказалась брать: «Я уже читала», вторая отказалась, третья…

Они ее не брали, потому что без очков были. Старые без очков ничего читать не будут.

Савельич,вдруг вспомнила Степанида Аркадьевна.Александр Савельич.

Точно, Савельевич!согласился Дмитрий.

Хороший дядька,сказала руководительница ДК.Не пьет. По идее, должен разносить ответственно. Сколько вы ему платите, Валерий Константинович?

Не знаю,недовольно ответил Нечаев.Дима всем занимается, я только сметы его подписываю.

За эту разноску он должен получить шестьсот рублей,выпалил Дмитрий.

Ну ты уже совсем, Дима!сконфузилась Степанида Аркадьевна.Ты головой-то соображай! Это ж работник сельсовета. Понятно, почему он эти газеты не носил. Он деньги взял, а сам этими газетами сейчас печку топит.

Степанида Аркадьевна, эти деньги, по четыре рубля за один экземпляр, согласованы с главой района. Крылов, действующий депутат, платит по три рубляэто я точно знаю.

Крылов вообще может ничего не делать! Он думает, что его все знают и все любят. А это я ему прошлые выборы, считай, все сделала. Правильно, он платит по три рубля. Странно, что еще хоть что-то платит. А Серафиме Ивановне вон не заплатил, девчонок из ДК в Пихтовке кинул! Обещал им оборудование новое купитьи фигушки! Мне тоже не доплатил. Ведет себя как свиненок! Не знает будто, что Бог-то есть и Он все видит. Вот проиграет выборы в этом году, точно, проиграет!

Ладно,прервал Мохову Валерий Константинович, и у Дмитрия сложилось ощущение, что и вторую схватку со Степанидой он выиграл.Дима, наладить контроль за распространением. Обратная связь должна быть. Сделали разноскучерез два дня раз-раз, обзвонили, спросили: дошлане дошла, читалине читали. Посади девочек…

Некого сажать, у нас по той структуре, что вы утверждали, некомплект,возразил шефу начштаба.У нас как раз технического персонала, штабного, и не хватает.

Дима! Ты что мне все пытаешься штат раздуть, как в администрации района? Почему я тебя учить должен? Этого своего бери, писателя, как его там? Андрея!

Он не пойдет, это совсем другая квалификация у человека.

На этих словах Дмитрия Степанида Аркадьевна прыснула.

Ну, моих девчонок бери с офисарасчетную группу, секретарей,не обращая внимания на реакцию Моховой, продолжал Валерий Константинович.

Ой, из ерунды проблему делаете!все-таки вмешалась Степанида Аркадьевна.Я своих девчонок посажупосле выборов им по тысяче, по две заплатите, и все, не надо больше.

Вот!подхватил Нечаев.Выйдет второй номеротзвонишься Степаниде Аркадьевне, дашь количество по селам, она проверит твою работу.

Хорошо,недовольно буркнул Дмитрий, решив про себя, что будет решать эту проблему (а взаимоотношения со Степанидой он считал для себя проблемой) потом, по мере ее развития.

В салоне на некоторое время установилась тишина. Машина приближалась к городу, до него оставалось каких-то полчаса езды.

Леш, где мы едем?спросил Валерий Константинович у водителя.

Уже Зеленхоз проехали. Километров сорок осталось.

Хорошо!одобрил Нечаев.Сначала Степаниду Аркадьевну завезем, потом меня, потом Диму.

Алексей покорно кивнул: в принципе, в такой последовательности он всегда всех и развозил по вечерам.

Валерий Константинович,минут через пять-шесть возобновил Дмитрий разговор. (Несмотря на присутствие Степаниды, ему нужно было обсудить с шефом ближайшие планы.)Что у нас завтра?

Вот ты спросил!произнося это, Нечаев почему-то начал ерзать.Кто у меня начальник штаба? Кто все знать долженты или я? Степанида Аркадьевна, что у нас завтра?

Завтра я хотела встречу с моими девчонками, с ДК, организовать. После у меня все свободно, а вечером нам надо в Пихтовку, в совет ветеранов, так же как сегодня.

Пихтовкаэто сто пятьдесят километров только от райцентра,робко подал голос водитель, поглядывая на Нечаева в зеркало заднего вида.

Леш, и что?заорал Валерий Константинович, все так же ерзая.Твое-то какое дело? Крути себе баранку да крути!

Нет,смутился Леша,я просто к тому, что надо хотя бы часа за два туда из района выехатьтам дорога не очень, да еще дожди прошли,чтобы посветлу дорогу посмотреть хотя бы в ту сторону да не опоздать никуда.

Не опоздаем,пробурчал Нечаев, немного смутившись своего всплеска негодования.

И вновь в машине повисла тишина. На горизонте показались первые городские огоньки, а автомобилей на трассе становилось все больше.

Решив, что времени, для того чтобы успокоиться, у Нечаева было достаточно, Дмитрий продолжил:

Просто Андрей сегодня должен прислать все тексты. Те, что я ему поправил, и остатки все. Я хотел, чтобы вы почитали.

Хоти.

Как это сделать?не обратил внимания на хамство кандидата начштаба.

Дима, что ты от меня хочешь?Нечаев почему-то становился все более раздражительным.Не знаю я, как это сделать!

Если я по электронной почте вышлю, вы прочитаете?

Не уверен: я в нее практически не заглядываю.

Хорошо, распечатку посмотрите?настаивал Дмитрий.

Распечатку посмотрю!Кандидат опять начал ерзать.

Как ее вам передать? Мне завтра хотелось бы в офисе поработать.

Дима!вскипел Нечаев.Вот сидит Степанида Прокофьевна!

Аркадьевна!поправила его Мохова.

Да! Вот сидит человек, который организовывает встречи, если ты их мне организовать не можешь. Я в ее полном распоряжении. Договорись с ней, передай через нее бумаги, я по дороге посмотрю.

Связываться со Степанидой Дмитрию не хотелось. Он прикинул в уме и наконец выдал свой план:

Я тогда завтра, наверное, с вами прокачусь, по дороге покажу все тексты, поправим на ходу. А потом какой-нибудь попуткой назад в город выберусь. Я вам в ДК нужен?

Нужен!

Не нужен!

Нечаев и Мохова ответили одновременно.

Дима, что ты как маленький?Интонации Валерия Константиновича становились все злее. — «Нуженне нужен»… Если сам говоришь, что работать некому, то нужен или не нужен? В ДК он нам нужен, Степанида Аркадьевна?

Нет, Валерий Константинович!уверенно ответила Степанида.Это уже моя епархия, там я начальник. Мне там никто, кроме вас, не нужен.

Вот в Пихтовке ты бы сильно был нужен!согласился с ней Нечаев и тут же отпустил Дмитрия:Но если считаешь, что должен в городе поработать, езжай работай. Я за тебя пофиксирую проблематику, а Степанида Аркадьевна потом тебе все расскажет.

Хорошо,согласился Дмитрий.Леш, тогда с меня завтра начнешь, ладно? Валерий Константинович, Алексей за мной завтра первым заедет, ладно?

Ладно,буркнул Нечаев и вновь заерзал.

Машина уже мчалась по городу. Неожиданно по пути встретился дорожный затор, совершенно нехарактерный для этого времени суток. Причиной, по всей видимости, стало какое-то происшествие с трамваем: он стоял поперек дороги метрах в ста и не двигался.

Что там, Леш?

Валерий Константинович просунул голову между двумя передними сиденьями, пытаясь рассмотреть что-нибудь в лобовое стекло.

Авария, похоже,невозмутимо ответил шофер.Трамвай то ли с рельсов сошел, то ли подбил его кто…

Объехать сможем?спросил Нечаев.

Здесьеще нет: промзона кругом.

А по тротуару? Леш, поздно уже. Давай скорее, все домой хотят.Интонации Нечаева стали жалобными.

Алексей вздохнул, сдал назад, пока автопарковщик, почувствовавший машину сзади, не заверещал, выкрутил руль до упора вправо и начал потихоньку двигаться почти перпендикулярно потоку машин. Водитель слегка постукивал по рулю, короткими сигналами пытаясь разогнать машины справа. Те недовольно дергались вперед-назад в очень ограниченном пространстве, пропуская наглеца; некоторые возмущенно гудели в ответ.

Да заткнись ты!орал им, не открывая окон, Нечаев.Набрали унитазовхрен по городу проедешь.

Наконец Алексей уперся в какую-то белую иномарку, которая, казалось, не собиралась реагировать на его призывы. Он чуть настойчивее бибикнул, однако реакции так и не последовало.

Ну сдай ты назад чутка,вполголоса сказал водитель.

Машина не двигалась. Тогда Леша открыл окно и высунулся:

Ну сдай ты назад чутка!

Через лобовое стекло было отлично видно, что окно иномарки тоже открылось и в нем появилось усатое лицо:

С хрена ли вдруг? Ты че здесьсамый умный, что ли?

Слова усатого не на шутку разозлили Алексея.

А ты здесь самый умный, что ли? Сдай, говорю, назад, не быкуй!

Сам не быкуй!ответил усатый и демонстративно поднял стекло.

Вот козел!тихо выругался Нечаев.

Сейчас я!

Алексей распахнул дверь и выпрыгнул из машины.

Леша, не надо!вслед ему крикнул Валерий Константинович, но водитель его уже, похоже, не слышал.Не связывайся ты с этим быдлом!

В это время Алексей подошел к белой машине, сильно ударил ладонью по капоту и пнул переднее колесо. В ответ из автомобиля выскочил усатый. Он что-то закричал нечаевскому водителю, но из-за закрытых окон слов было не разобрать. Алексей недолго слушал оппонента, в какой-то момент резким ударом головы двинул ему в нос, и у того сразу брызнула кровь. Он схватился левой рукой за лицо, а правой все-таки попытался стукнуть Алексея в ухо. Леша перехватил руку и крутанул ее так, что усатый сложился пополам.

Ой-ой-ой!воскликнула наблюдавшая за дракой Степанида Аркадьевна.Что же это делается-то, а?

Тут все машины, стоявшие перед белым и слева от застрявшего нечаевского «крузака», дернулись вперед, высвободив немного пространства, и теперь уже те, кто оказался сзади, нетерпеливо начали сигналить драчунам. Возбужденный Леша метнулся к кому-то из особо ретивых, резко сказал что-то и вернулся к усатому: тот уже распрямился, но продолжал размазывать руками по лицу кровь. Леша говорил ему еще что-то, порывисто дергая подбородком, потом развернулся и направился к своему джипу. Усатый тоже поспешно сел за руль и проехал вперед, освобождая дорогу.

Алексей обогнул белую машину, поравнялся с ней, открыл окно и смачно харкнул на лобовое стекло сопернику. После этого, бибикнув, сдал вправо и с усилием перевалил через бордюр. Оказавшись на почти пустом тротуаре, джип быстро набрал скорость и за несколько секунд доехал до трамвайных путей, где чуть притормозил, так что все пассажиры смогли увидеть аварию. Трамвай, действительно, был протаранен какой-то невнимательной красной машинкой, из-за чего у машинки теперь в гармошку был смят весь передок, а трамвай, судя по неестественному расположению вагона, сошел с рельсов.

Это сейчас до утра…спокойно и тихо прокомментировал Алексей.

Леша, не делай так больше, ладно?так же спокойно сказал Нечаев.

Хорошо, Валерий Константинович!

Ну, вообще-то, не понимаю, чего он стоялне мог, что ли, сдать?вступилась за Алексея Степанида Аркадьевна.

Я ему, главное, по-человечески говорю: не быкуй!Леша посмотрел в зеркало, ища глазами Степаниду.

Ладно, ладно! Наказали все, молодец!перебил Алексея заерзавший Нечаев.Давай быстрее, Леш, домой уже всем надо.

Дальше машине ничего не мешало«крузак» понесся по городским улицам, лишь слегка притормаживая перед светофорами. Так же стремительно он вылетел на один из городских мостов, быстро преодолел его и, едва оказавшись на противоположном берегу, свернул в какой-то проулок: Алексей знал более короткий путь к дому Степаниды. Покружив по левобережным новостройкам, он наконец оказался около нужного здания. Но неожиданно для всех Нечаев не дал Алексею заехать во двор, как обычно.

Мы вас около магазина высадим, Степанида Аркадьевна, ладно?Валерий Константинович похлопал Лешу по спине, отдавая таким образом команду остановиться, и стал нетерпеливо дожидаться, пока неуклюжая и грузная руководительница ДК выберется из машины.

Та с трудом вылезла и тут же начала мило улыбаться и махать на прощание ручкой пассажирам. Впрочем, смотрел на нее только Дмитрий: Леша искал глазами место для разворотного маневра, а Нечаев всматривался куда-то в пустоту. Вот автомобиль кандидата развернулся и стал выруливать к ближайшей улице, чтобы направиться к другому мосту.

Валерий Константинович…начал было Дмитрий, посчитавший, что теперь, когда в салоне нет назойливой и сующей всюду свой нос Степаниды, он сможет продолжить обсуждать с кандидатом текущие планы, однако визг Нечаева заглушил его:

Заткнись, Дима, не сейчас! Гони, Леша, давай… У-у-у, как ссать охота!

Услышав слова шефа, водитель, напротив, притормозил:

Может, в кустики куда-нибудь, Валерий Константинович?

В какие кустики, дурак?!так же визгливо оборвал Нечаев.Что я тебебомж, что ли? Газу давай!

Леша кивнул и прибавил газу. «Крузак» летел по кривым улочкам Левобережья, шустро пробираясь к выезду на второй мост. Оказавшись перед ним, машина встала на красный свет светофора. Валерий Константинович тихонько заскулил, и Дмитрий невольно повернулся к нему. Вид у кандидата был жалкий: глазки бегали, на лбу выступили капли пота, а сам он будто уменьшился в размерах.

Лешка, гад, гони давай, сука!

Алексей не стал дожидаться зеленого светаедва увидев, что помех движению машины больше нет, резко вдавил педаль газа в пол. Джип взревел и выскочил на мост. За окном замелькали фонари, богато украшавшие мостовой переход; впереди виднелся правый берег, центр города.

Стой, короче, Леша, стой!вдруг закричал Нечаев.

Нельзя здесь, Валерий Константинович, это ж мост!отчаянно возразил водитель.

Стой, говорю, я сейчас обоссусь!

Выполняя требование шефа, Алексей сбросил скоростьпри этом в него чуть не влетела пристроившаяся сзади легковушкаи начал выискивать просвет, чтобы втиснуться между машинами и проехать в крайний правый ряд.

Леха, сука, я тебя уволю!уже шипел Нечаев.

Водитель невозмутимо лавировал, пробираясь к краю моста.

Все, капец!наконец промолвил Нечаев.

Что, Валерий Константинович?Алексей оглянулся на шефа и, все поняв, тем не менее спросил:Тормозить, нет?

Да все уже!обреченно выдохнул Нечаев.Вези домой, к подъезду!

Услышав последние слова, Дмитрий вжался в кресло и закрыл глаза. От пережитого свидетельства кандидатского конфуза он готов был провалиться сквозь землю и сгореть со стыда одновременно. Леша украдкой посмотрел на него и мерзко улыбнулся.

Машина вернулась в крайний левый ряд и продолжила свой путь по направлению к нечаевскому дому. «Крузак» ехал быстро, только теперь в его движении не было суеты. Сидевший сзади Нечаев выдавал невнятный поток матерщины, комментируя случившееся с ним, но время от времени переходил на отчетливую речь:

Вот, Леша, кто тебя просил с этим мудаком связываться? Время терять? Эта еще, сучка! (Дмитрий не сразу понял, кого имел в виду Валерий Константинович.) Нашла себе таксиста…

По салону постепенно распространялся запах свежей мочи. Алексей одним коротким и почти незаметным движением приоткрыл оба передних окна, однако ворвавшийся со свистом ветер сразу все выдал, и матерное бормотание Нечаева усилилось. Он решил еще разок отчитать водителя:

Алексей! Давай так. Я сказал: «Останавливай!»значит, все. Стой! Мне плевать, что ты там думаешь и как считаешь. «Стой!»это значит: стой!

Машина наконец достигла правого берега; по широким и ярко освещенным проспектам и улицам она следовала все дальше и дальше, к престижному тихому кварталу, где находился элитный дом, в котором жило семейство Нечаевых.

Консьержка же еще…вдруг вспомнил Валерий Константинович.Есть вода у кого?

У меня пустая.Алексей ловко вытащил пластиковую бутылку из кармашка на двери и показал ее шефу.

Пустая!Нечаев выхватил бутылку и изо всей силы ударил ею Лешу по голове.А чего молчал? Я бы в нее поссал!

Вы ж не говорили…растерялся Алексей.

У меня есть вода,рискнул подать голос Дмитрий.

Он раскрыл рюкзак, достал наполовину полную бутылку и, стараясь не присматриваться, передал ее кандидату. В нос снова, несмотря на приоткрытые окна, шибануло запахом мочи.

Нечаев нервно открутил крышечку и стал поливать свою голову, пиджак и сухие участки брюк остатками воды. Начштаба не сразу понял, зачем он это делает, но потом догадался, что таким образом Валерий Константинович пытается изобразить попадание под дождь. «Если быстро мимо консьержки пройдет, то даже похоже будет»,подумал Дмитрий.

Джип въехал под шлагбаум, загодя поднятый охранником, сидящим в будке. Алексей медленно прокатил по нешироким аллеям, будто всматриваясь в случайных пешеходов, и остановился около нужного подъезда.

Поближе подъедь!скомандовал Валерий Константинович, после зайцем выскочил из машиныне попрощавшись и даже не прикрыв толком дверцуи юркнул в дом.

Алексей сходил захлопнул дверь и не спеша вернулся на свое место.

Вот же мудила!изрек водитель, едва усевшись за руль, и тут же закурил.Вот зассанец-то, а? Нет сразу сказать, намекнуть как-нибудь! Проехали же миллион заправок, кучу кафешек всяких! Чего терпел, спрашивается? Эту высадилитак там, на левом берегу, хоть весь его обоссы!

Дмитрий даже не повернул головы к водителю. Ему начало казаться, что тот тоже пропитался едким запахом нечаевской мочи.

А на мосту?продолжал возмущенный Алексей, уверенно крутя руль и регулярно подгазовывая.Вот с чего он решил прямо на мосту тормозить? Я сам чуть не обосрался! Скоростьза сто, а этот: «Давай тормози!» Вот как я ему заторможу на мосту?.. Теперь еще в химчистку ехать, салон отмывать, сушить…

Дмитрий покорно ждал, когда машина довезет его домой, и никак не реагировал на слова Леши. Дорога становилась для него уже невыносимой, поэтому в конце концов он перебил шофера:

Леш, останови, пожалуйста, около гастронома, зайду молока куплю.

Алексей понимающе кивнул и ловко подъехал к магазину за квартал от Диминого дома.

Не работает уже вроде,пригляделся к темным витринам водитель.

Пофиг,ответил Дмитрий.Прогуляюсь.

Он вышел из машины и зашагал домой, жадно вдыхая влажный осенний воздух. Он шел и понимал, что завтра уже никуда, ни к какому Нечаеву на работу не поедет. «Видимо, придется этот сезон пропустить, отдохнуть с полгодика, — с грустью подумал уже бывший начштаба и вдруг улыбнулся про себя: — Ладно! Все лучше, чем с этим ссыкуном».