В поисках пугающего лета

В поисках пугающего лета
Шорт-лист фестиваля «Микропоэзия Фест»

Микропоэзия – поэтический проект, созданный в 2016 году. Начавшись как обычные квартирники с акцентом на стихи, за два с половиной года проект вырос в объединение уфимских поэтов-энтузиастов, которые поставили своей целью показать зрителям качественную поэзию и дать толчок для развития начинающим ребятам. В копилке Микропоэзии два поэтических спектакля – «Проспект новых стихов» и «Голос в темноте». Началась работа над третьим – его мы планируем представить зрителям в декабре этого года.

В сентябре прошёл «Микропоэзия Фест» – первый опыт мероприятия в формате open-air, четыре часа поэзии нон-стоп. В рамках открытого конкурса мы отобрали более двадцати поэтов, как уже опытных, так и никому не известных новичков, которые сошлись на одной сцене. В результате были отобраны четверо начинающих, но перспективных ребят, чьи тексты мы бы хотели представить широкой публике.

 

Светлана Иванова,

один из организаторов проекта

 

 

Нелли Бикбаева

 

НАУЧУСЬ

 

Научусь у леса тишине,

Научусь его дыханье в листьях слушать.

Шепотом прошелестит тихонько мне,

Светлым ангелом привидится во сне.

 

Научусь у вековых дубов зеленых

На земле стоять немножечко покрепче,

Ведь ветра бывают сильными порою,

Крепок корень кроне будет легче.

 

Научусь прислушиваться к звукам,

Чтоб от хищников укрыться были силы.

Понимать, когда опасно быть открытым,

Нужно спрятаться на время или стать убитым.

 

Успокоит душу, отогреет

И избавит мысли от чертей.

Можно я с тобой навек останусь?

Можно навсегда здесь затеряюсь?

Потому что свет твой ярче тысячи свечей.

 

Почему спокойно здесь и мирно?

Отчего душе тут не тоскливо?

Оттого, что слов здесь нет, они и не нужны.

Мыслям здесь просторно

Место для души…

 

 

ЛЕТНИЙ ВЕЧЕР

 

Тихий вечер, летний вечер

Так в естественности мил,

Словно маленький ребенок,

Краски по небу разлил.

 

А сверчки в зеленых фраках

Начинают свой концерт,

В этой музыке природной

Раскрывается секрет.

 

За окном благоуханье –

Мятно-липовый дуэт,

На окошко ты поставил

Мне ромашковый букет.

 

Тишина наполнит воздух

Ароматами цветов,

Я смотрю в твои глаза,

Мне не хватит сотни слов…

 

Небо ярко зажигает

Звезды в вечной синеве,

Краски вечера растают

В бесконечной глубине.

 

Мы с тобой нас в мире двое,

Только ты и только я,

Посмотри со мной на звезды,

Ты не веришь в чудеса?

 

 

Елизавета Галимова

 

* * *

 

Ты веришь в лучшее? Когда-нибудь в ночи,

Когда заблещут первые кометы,

На поиски пугающего лета

С земли взлетят мятежные грачи.

 

Когда-нибудь (а может, и весной)

Избавишься от груза вспоминаний

Под звуки облегчения рыданий

Весь этот мир останется с тобой.

 

Ты веришь в лучшее? Поверю я с тобой.

Поверю в жизнь за смертью (рядом, следом)

Ты спи, мой друг, я рядом, и весной

Мы – в поисках пугающего лета.

 

 

МОРЕ

 

То ли всплывать, то ли дальше идти ко дну

на эту прекрасную, чёрную глубину.

 

Становиться огнём или сердце тушить на бис?

Мой моралист на верёвке опять повис.

 

Эмоции плещут – эмоций давно уж нет.

Море внутри – пустыня и яркий свет.

 

Солнце палит – а в небе одна Луна.

Единственный друг – единственная струна.

 

Так близко ко мне – между нами стоит стена.

И я не люблю – люблю подолгу сходить с ума.

 

Скажи, мне всплывать? А кто-то меня там ждёт?

Я утону, и море опять уснёт.

 

 

ГАЛЕРЕЯ

 

В моей галерее лица, которых нет,

Лица бледнее кафеля и листа.

Я их храню и смотрю, выключая свет –

В глаза и на губы приходят опять цвета.

И вроде бы вовсе и нечего поменять,

Не повернуть на пути, да и время вспять

Не поплывёт, возвращая ко мне людей.

Весь этот мир состоит из людских частей.

Не чувствую целого – я ведь всего лишь пазл,

Я тоже часть десятков других миров.

Я проходная, и это не видно глазу.

Я – только тень, что стоит за твоей спиной.

 

В твоей галерее черты моего лица

Смешаются с лицами сотен других людей.

Ты обо мне и не вспомнишь ни раз, ни два –

В твоей галерее лицами без конца

Выстланы стены, пол и куски дверей.

 

В моей галерее будет твоё лицо

Взглядом сжигать и стягивать мир в кольцо.

В моей галерее лица, которых нет.

В моей галерее будет и мой портрет.

 

 

СТИХ В ПРОЗЕ №1

 

Затянутые молочной дымкой берега заставляют чувствовать меланхолию и надежду, что в ближайшие года только эти берега и эта дымка будут перед глазами. Ты стоишь на обрыве и смотришь на это чудо. Зачем ты пришёл сюда? Может быть, чтобы собраться с мыслями перед важным делом? Или тебе грустно? А может, хочешь дать этому месту другое название, «Обрыв самоубийц»? В любом случае ты будешь поддержан. 

 

Темная, почти чёрная вода несёт желто-красные листья, похожие на пятна ветрянки на водном теле. Так и хочется взять зелёнку и помочь реке выздороветь. Кто ты? Ты чувствуешь хоть что-нибудь, глядя на это всё своими пустыми глазами и сжимая в руках ключи от машины? Твой красный галстук развевается на ветру, будто вот-вот обовьется вокруг шеи и сдавит её петлёй.

 

Сероватое небо совсем немного отличается от дымки, которая, сливаясь с ним, создает ощущение, что горизонт упал. И только деревья, просвечивающие сквозь туман, ловят небесную громаду и не дают упасть. Ты веришь, что природа поможет тебе перестать чувствовать это всё? Ты столько раз переезжал из города в город, но везде была лишь одна константа, продолжающая тебя мучить – ты. Ты – сам себе палач. Начиная всё заново, ты идёшь одной и той же тропой и даже не замечаешь этого. И действительно, осталось сбежать только в лес. От офисов, пыльных городов, злых и алчных людей. В лес, где нет интриг, нет лжи. Есть только закон, что «выживет сильнейший», но ты постараешься жить в гармонии с лесными жителями. И в любом случае ты будешь поддержан. Твои глаза перестают быть пустыми, ты переводишь взгляд правее. Туда, где примостилась небольшая деревушка, буквально пятнадцать домов.

 

А по небу летят птицы. Кажется, будто чувствуешь то напряжение, с которым их крылья отталкиваются от воздушного полотна. Мы верим в тебя. Береги себя.

 

 

Анастасия Титаренко

 

* * *

 

У перемен запах сена и соли

И пустота в груди. 

И что-то ещё просит боли, 

И что-то ещё волочится позади. 

 

Пересчитывая и перебирая 

Письма, звонки, объятия. 

Ужасаешься, понимая, 

Что это ты маятник и заклятие. 

 

И глядит кто-то из зеркала, 

Запятнанный и чужой. 

И в комнатах гулко и ветрено, 

И никто не стоит за спиной.

 

 

* * *

 

Градус спокойствия, как вспухшая плитка,

Чернеет в районе плинтуса в ванной.

Желанье спастись от переизбытка

С мелочью тонет в пространстве карманном.

 

И само пребывание сразу в трёх агрегатных

Направляет в жерло абстракции,

Теряются смыслы, причём многократно,

Не ловится чувство дистанции.

 

Спорить не буду, из тысячи тел

Интересен лишь тот, кто лица

С каждым годом менял. Кто знал, что хотел,

И не смог с этим «счастьем» смириться.

 

Кто сидит в тишине, кто играет на бис

Лишь своим доморощенным бесам,

Кто готов собирать вечно сломленный компромисс,

Но не склонен к ментальным абсцессам.

 

 

* * *

 

От тишины бежать к человеку, 

Опускать глаза, бормотать вполголоса. 

Ставить на левом запястье метку, 

Перед сном распуская волосы. 

 

Голод – верный друг и лекарство, 

Лекарство против мятежности. 

Фоном – желтое небо. Празднуй. 

Оставляю на память – нежность. 

 

Раскроив не спеша силуэт иллюзий, 

Как наряд выбирать бледную кожу. 

Быть распятым в ночи дискуссией, 

Ничего не будет дороже. 

 

Перед сном распуская волосы, 

Ставить на левом запястье метку. 

Опускать глаза, бормотать вполголоса. 

От себя бежать к человеку.

 

 

* * *

 

Как пластилин, как жжённый кусок пластмассы, 

Принимаешь форму матраца на левом боку. 

Как традиция, с энтузиазмом – в массы, 

Как проект интерьера – лезвием по ребру. 

 

В тишине плавятся от накала стопы, 

Телефон, как всегда, вне доступной сети. 

Нутром прижимаешься к полу, чтобы 

Преградой не быть ни на чужом, ни на своём пути. 

 

И время стынет нещадным окурком в пальцах, 

Дрожащих и серо-холодных, но 

Послушай, ты все ещё жив, мой мальчик, 

Просто глазами уставший, просто извне иной.

 

 

Ильнур Ханкаев

 

НАШИ СУДЬБЫ ЗАЛОЖЕНЫ В ЗВЕЗДАХ

 

Если в руку впились шипы –

Значит, ты утопаешь в розах.

Наша жизнь – круговерть суеты,

Наши судьбы заложены в звездах.

 

*

 

Вселенная умерла в тот момент, как в тебе умер ребенок.

Пытался проглотить ответственность, подавился – не единичный случай.

Нет смысла искать виновных, скорбеть, перебирать множество фотопленок,

И на деле это даже не самая худшая участь.

 

Если верить Крауссу – мы с вами сотканы из звездной пыли,

Каждый атом берет начало в погибшей звезде.

Звезды гибли, одно за другим угасало светило,

Для того чтобы ты каждый день,

Каждый час,

Каждый вдох,

Каждый выдох

И каждое мгновение своего существования сомневался в себе.

 

Прикольно, да?

Вся твоя звездная пыль – уникальное сочетание,

Которое стало тобой, и ты занят только одним:

Задать высокие требования, великие ожидания,

Забыть про всю уникальность, пытаться стать кем-то другим.

 

Подражать кому-то. Ты был бы самим собой,

Проработал бы все недочеты, да так, чтоб блистало.

Жаль, что тебе не светит такой покой

По одной лишь простой причине: тебе всего мало.

 

Ты недоволен собой и, как следствие, всем вокруг

Выжигаешь, что любишь, говоришь себе: «Я не достоин»,

Недовольством приводишь в жизнь череду разлук,

И ты никогда, ни за что, нипочем, ни при чем не будешь спокоен.

 

Если верить Крауссу – то ты плоть и кровь,

Сотканная из остатков былой красоты.

И ты будешь любим, если сам отдаешь любовь,

Если сам с собою не будешь вести вражды.

 

Если колют шипы, значит, жизнь утопает в розах,

И плевать, что она проходит в сплошной суете.

Если верить Крауссу – наши судьбы не заложены в звездах,

А, скорее, наоборот – звезды лежат в тебе.

 

 

МЕЧТАТЕЛЬНОЕ

 

А я вот думаю,

Было бы, наверное, здорово

Очнуться однажды в реальности совсем другой.

Очутиться в каком-нибудь несуществующем городе,

И в другую – новую – жизнь уйти с головой.

 

Было бы круто однажды отправиться на поиск принцессы,

Со свирепым драконом сразившись, спасти её.

Сочинить пару хайку, сидя в бамбуковом лесе

В перерывах между боями за честь своего даймё.

 

Или было бы круто гулять по разным планетам,

Искать новую жизнь, находить целые цивилизации.

Или ломать голову над делами под грифом «секретно»,

Своей верой и правдой служить тайной организации.

 

Орден рыцарей или коллегия магов –

Все это было бы круто, но круче всего,

Круче монстров, вампиров, хранителей всеобщего блага,

Было бы не бежать от существования своего.

 

Не раскрывать преступления, что на первый взгляд неразрешимы,

А раскрыть свой скрытый, внутренний потенциал.

Не быть довольным, одолев наконец вершину,

А быть довольным, смотря в отражения зеркал.

 

Не охотиться за головами по разным джунглям,

А найти чего-нибудь на «хэдхантер» и работать прилежно.

Не ходить по безбрежным морям, как бесстрашный юнга,

А ходить по гостям и за чаем болтать безмятежно.

 

Не носить ни меча, ни ружья, ни копья и ни даже кинжала,

Но нести свою правду и веру во что-то еще.

Вот когда бы собачьи дни достигли финала,

Вот тогда бы «плохо» переросло в «хорошо».

 

Я вот думаю, было бы, наверное, здорово

Провести в абсолютном спокойствии день или два.

Эмоции и покой – рука об руку, пополам, поровну.

Без тревог и без страха, без боли – те заметны едва.

 

Отвести свой взгляд, на другом сфокусировать зрение,

О другом размышлять, в эти мысли уйти с головой.

И в один из моментов осознать свое

Пред-наз-на-чение

И стать не магом таинственным,

И не бардом, не пиратом неистовым,

И не воином-слэш-искателем истины,

А просто

Самим

Собой.

 

И я вот думаю.

Было бы здорово очнуться однажды в реальности,

Не в чужой, а в нашей, привычной, обычной, родной,

И дать должное скромной и маленькой радости,

Что я есть в этот день. В этот час. В этом городе.

Этой весной.