Законы жизни и реки

Законы жизни и реки
Стихи. Перевод с башкирского Сергея Янаки

* * *

 

Идут снега. Снега идут…

Ладони зыбкие Вселенной –

Не тот ли призрачный приют

Души, печалью напоенной?

 

Творец незримый Бытия

Почил от дел в конце недели

И образ свой вложил в дитя,

Его качая в колыбели.

 

Метели скорби тут как тут

И круговерть разлук – предтечей

Тревожных, радостных минут

Свиданий наших быстротечных…

 

Снега идут. Идут снега

Строкою белой – к эпилогу,

Где санным следом пролегла

По небу Млечная дорога…

 

 

* * *

 

Весна моя, терпи наветы

Метели поздней на дворе,

Пусть в этой снежной кутерьме

Твои следы едва приметны.

Пускай над миром властна вьюга… –

Не верь размаху дерзких сил,

Когда весёлый ветер юга

Ей память сердца воскресил.

Любимый! Ты бураном гордым

Закрыл к себе мои пути…

Но, как весна, я все невзгоды

Смогла любовью превзойти!

 

 

* * *

 

Убываешь ли ты, Месяц,

Возрастаешь ли ты, Месяц,

Всё равно наполовину

Свет лучей ты даришь, Месяц.

 

Я сама теперь в смятенье

Познаю закон деленья:

Что в душе моей творится –

Умиранье, возрожденье?..

 

У светила – всё на месте,

Каждый миг давно проверен,

Мне же сердце жить мешает

Вполнакала, полумерой…

 

 

* * *

 

Не тревожь, мой друг, моих печалей,

Сердце мне своё – не обещай,

Я одна беду свою качаю,

Ты один – свою беду качай.

 

Нет от одиночества спасенья!

И любовь рассеется, как дым

В целом мире нет нам утешенья, –

Мы у детской зыбки говорим.

 

В мире кто из нас не одинокий?

И себе признаться не хотим:

Наших писем выцветшие строки

Мы навзрыд уже не повторим.

 

Ты к рассвету не припомнишь даже

О причинах жгучих слёз моих…

Знаю я, не делятся пропажи

Поровну, как радость, – на двоих.

 

Не тревожь, мой друг, моих печалей,

Сердца своего не обещай мне,

Человек приходит одиноким,

Человек страдает одиноким,

Человек уходит одиноким

 

 

ПОДСНЕЖНИКИ

 

В подснежниках первых привидятся мне

Солдаты, отдавшие юность войне…

Цветы голубые – как россыпи звёзд –

Священной присягой поклялись стране.

 

В подснежниках первых привидятся мне

Солдаты, отдавшие юность войне…

Как щит, первоцветы теснили врага,

Бессмертье – не смерть – обретая в огне.

 

В подснежниках первых привидятся мне

Солдаты, отдавшие юность войне…

Бойцов молодых не встречать матерям…

Они к ним седыми приходят во сне.

 

В подснежниках первых привидятся мне

Солдаты, отдавшие юность войне…

«Вы помните нас?» – к нам взывают они,

Живыми цветами восстав по весне.

 

 

ШАЙХЗАДЕ БАБИЧУ

 

Его казнили поутру,

Едва край неба стал белёсым,

С угрюмой верой – по нутру:

Поэт убитый – безголосый.

 

Лежит он в мартовских снегах,

Белее наста, обескровлен,

Воспевший родину в веках

Сыновним сердцем – Слову вровень.

 

Нельзя темницей запугать

Того, чей Дух вскормлён свободой,

Ему ли в прошлом заплутать

Грядущею звездой народной?..

 

Таких поэтов нынче нет.

И вряд ли явятся когда-то…

И слышится сквозь толщу лет,

Как речь его гудит набатом.

 

 

ДЕРЕВНЯ

 

Постучишься в дверь – не понапрасну, –

Отворят, приветят в час любой,

Чай нальют, поставят мёд и масло

И не спросят гостя: кто такой?..

 

По-простому, будто так и надо,

Встретят и проводят до ворот,

За постой одна у них награда –

Коли путник вновь в их дом войдёт.

 

Вот за эту добрую науку

Скатерть деревенскую стелю

И врагу протягиваю руку,

Торопя, как ближнего, к столу.

 

 

РЕКА

 

Бежит, как время, – без оглядки,

Любым преградам вопреки…

Вперёд, вперёд! – взывают к схватке

Законы жизни и реки.

 

Изгибы и прямые русла

В крутых, как пропасть, берегах,

Течёт река упрямым курсом,

Века качая на волнах.

 

Шуми, шуми, волна седая!

Зови, зови меня вперёд!

И я стремнину выбираю,

Сомненья буден презирая,

Пусть кто-то робкий ищет брод.

 

Я пересилю все страданья.

Беду руками разведу

И в будущие испытанья,

Рекой бесстрашною войду.

 

 

* * *

 

Горы в величье своём богатырском

Поступью властной приходят мне в сны…

Алпамаша* в малахае башкирском,

Я как травинка в сравнении с ним.

 

Держит горянка – башкирка в зиляне –

Под небесами в ладони меня,

Молит о чём-то… а в небе – зиянье…

Господи, может, и дух мой в изгнанье?

Дух растеряла родная земля?

 

Окаменело стоят исполины,

Гордо застыли в немой тишине.

Малой травинкой тянусь я к вершинам,

Будто их души взывают ко мне.

 

Кто мы без духа? –

Трава под ногами…

О мой народ, кем ты был!..

Возродись! –

Плачу в молитве я днями-ночами:

«Дух, возвращайся!..

Вернись!..

Воротись!..»

 

*Алпамыша – герой-богатырь тюркского (здесь башкирского) эпоса

 

 

ПОЭТЕССА

 

Разряды молний –

Все в неё…

Спасётся мир

Слезой её.

 

Как стойкий дуб,

Она крепка,

Но крепче – Слово

На века!

 

Эпоха минет,

Род прейдёт,

Для Слова вновь

Придёт черёд.

 

И ветры ей

Пророчат путь:

«Стихи тебя

Переживут…»

 

 

ЖИЗНЬ

 

Каждый год плечом отодвигает

На задворки прошлое моё…

За спиной вселенная вздыхает

О былом, о прежнем, о своём.

 

Миг её – и жизнь моя промчалась

До седьмых, десятых ли колен…

Что же нам с тобой, душа, осталось?

Небо – верю! – Небо, а не тлен.

 

Вновь рассвет забрезжил красногрудый.

Солнце поднимается в зенит,

Чтоб роса сверкала изумрудно.

Чтоб слезу кому-то осушить.