Заметки о революции

Заметки о революции
Керенский – Ленин. Февраль – Октябрь 1917 года / Продолжение. Начало см. в № 4, 2017

Сразу оговоримся: когда мы слышим выражение «революция 17-го», то надо иметь в виду, что это словосочетание носит собирательный характер и не вполне точно. Строго говоря, революций было две: Февральская и Октябрьская, и каждая из них выдвигала на передний план истории свою центральную фигуру.

Приглядимся внимательнее к двум личностям, олицетворяющим эти два события, – Керенскому и Ленину.

 

 

Керенский

 

Александр Федорович Керенский (1881–1970) родился в Симбирске в семье директора гимназии, окончил университет и стал присяжным поверенным (адвокатом), быстро приобрел известность своими выступлениями на политических процессах, был избран в Государственную Думу. В 1917 году – координатор масонских лож и один из организаторов свержения царизма, член Временного правительства, председатель правительства и верховный главнокомандующий на излете «временной» эры. Затем, находясь уже в эмиграции в Европе, а потом в США, пытался призывать к иностранному свержению советской власти, писал книги и воспоминания. В 1970-м умер так, что можно назвать это самоубийством. Православные русская и сербская церкви в США отказались его отпевать, поэтому сыновья вынуждены были вывезти останки и похоронить в Англии.

Керенский «был подлинным олицетворением Февраля». Автор этой характеристики И. Куторга был в кадетской партии, написал воспоминания об ораторах 1917 года. Ему принадлежит интересное высказывание: «В Керенском русская интеллигенция ненавидит самое себя, свое оплеванное прошлое». В эмиграции бывшему кумиру интеллигенции жилось несладко. Приходилось постоянно оправдываться, однако мало кто его слушал. О нем говорили даже так – вместо имени: «Человек, которому бьют лицо». Бывший председатель Государственной Думы М. Родзянко заявлял: «Я смело утверждаю, что никто не принес столько вреда России, как А.Ф. Керенский». Да и сам Александр Федорович иногда произносил неожиданные слова. Так, на вопрос журналиста о том, можно ли было избегнуть всей трагедии русских революций, он отвечал, что для этого нужно было расстрелять одного человека – Керенского.

 

Факты и домыслы

 

Был он евреем? Эта легенда ходит и сегодня. Посмотрите воспоминания П.Н. Краснова. Он пишет, что Керенский «едва ли не еврей». Разбирать этот миф нет большой надобности. Это обычная попытка очистить русский «народ-богоносец» от греха соблазна и свалить его на «злокозненных» евреев – внутренних врагов России. Нет, Александр Федорович – русский, его фамилия имеет истоком название речки, на которой стоит село Керенки, где его дед служил священником. Потом они жили в городе Керенске, названном также по названию речки в Пензенской губернии. Два брата отца Александра Федоровича тоже были священниками. Иными словами, из русских русский.

Был ли он истериком? Вряд ли. В 1916 году он перенес тяжелую операцию, у него отняли почку, и боли его преследовали такие, что иногда он падал в обморок. Иные это истолковывали как показатель неустойчивой, истеричной натуры.

Керенский был великолепным оратором. Говорят, он как-то заявил: «Если бы тогда было телевидение, никто бы меня не смог победить». Мне не удалось найти источник с этой фразой, однако не вся литература мне, к сожалению, доступна, но уж очень правдоподобно выглядит сама возможность такого высказывания. Его прозвали «главноуговаривающим», на что Александр Федорович в воспоминаниях резонно замечал, что это есть отображение его ораторских талантов.

Был ли он масоном? Академик И. Минц страстно боролся с этим утверждением, называл его легендой. Поэтому хочется подчеркнуть, что эта легенда опирается на действительность, на факт, о котором Керенский сам в своих воспоминаниях пишет. Он был генеральным секретарем Верховного совета народов России, а учредителем ложи был Великий Восток Франции. Напомним, что Временное правительство состояло из масонов, не был таковым только Милюков.

Бежал ли он в женской одежде? Такого не было, придумал это один из руководителей охраны Зимнего дворца. Керенский очень обижался, опровергал ложь. Однако она оказалась очень живучей.

 

Воспоминания и оправдания

 

Февраль 1917 года Россия встречала с надеждами на успешное окончание великой войны, победа была не за горизонтом. Февральская революция нарушила нормальную жизнь страны, привела ее к разрухе и кровавой Гражданской войне, обессмыслила все усилия и потери военного времени. Свалить в своих мемуарах вину за разрушение государства на большевиков Керенский не мог: Ленин в тот момент находился в Швейцарии и не сразу поверил известию о Февральской революции. Троцкий был в Америке, Сталин – в Сибири, иначе говоря, коммунистических вождей первого ряда (членов ЦК) не было в Питере. Воспоминания Керенский пишет в 1965 году, он уже многократно бит и обозван эмигрантами; признавать, что он главный виновник разрушения страны, не очень хочется.

Но свою особую роль даже в своих «оправдательных» воспоминаниях 1965 года Керенский не сумел спрятать. Вот пример из его сочинений: в ходе февральских событий приводят в Думу Щегловитова – председателя Государственного совета. Керенский пишет: «Как председатель законодательного органа, он пользовался неприкосновенностью». Председатель Госдумы М. Родзянко, «дружески поздоровавшись с ним», пригласил «как гостя» к себе в кабинет. И тут Керенский заявил: «Я не допущу его освобождения», и Щегловитову: «Вы арестованы». «Родзянко и его друзья в растерянности». Вот картинка, которую с удовольствием воспроизвел Керенский и выдал себя с головой. Ведь он делает вид, будто Февральская революция захватила его и увлекла его за собой, как и многих других, что в заговоре он (по вроде бы «туманным» его воспоминаниям) и не командовал, а был ли участником – непонятно. Почему же он командует так, что председатель Думы Родзянко «в растерянности» и не смеет возражать рядовому члену парламента?! Да потому что он на особом положении: он и депутат Госдумы, и зампредседателя Совета рабочих депутатов, и генсекретарь масонских лож, и наверняка один из главных деятелей (мягко выражаясь) масонского заговора по свержению монархии. Поэтому в дальнейшем уходят на вторые и третьи роли и Гучков, и Родзянко, и Львов, а Керенский приобретает все большую власть и становится олицетворением Февральской революции.

Именно ему принадлежит главная роль в разрушении империи. В 1916 году знаменитым Брусиловским прорывом была практически выбита из войны Австро-Венгрия. В декабре 1916-го убит Григорий Распутин. Николай II как главнокомандующий начинал набирать очки в глазах народа. Оппозиция понимала, что в 1917 году усиливавшаяся Россия своим наступлением сломит Германию. Царь станет победителем, и с ним справиться будет труднее. Наступление состоится летом, весной, в распутицу, в России активные боевые действия невозможны. Поэтому уже зимой нужно постараться скинуть царя. В своих воспоминаниях Керенский затушевывает свою роль в разрушении империи и поэтому старательно-туманно говорит о том, как назревали февральские события.

 

Приказ № 1

 

Керенский пытается откреститься в своих воспоминаниях от приказа № 1 Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, приказа, разрушившего армию. По этому документу в армии организовывались солдатские комитеты, приказы командования становились действительными лишь при их утверждении комитетами, оружие офицерам выдавалось только по решению комитета на определенное время, допустим – наступления. В воспоминаниях Керенский пишет, что подготовлен приказ военной секцией Петроградского Совета, а руководители Совета его поддержали, и т. п.

И Керенский уверяет нас, будто отнюдь не этот приказ «вопреки абсурдным утверждениям многочисленных русских и иностранных военных кругов, явился причиной “развала русской армии”»!

Однако именно так считали, например, не последние специалисты в военном деле А. Деникин и П. Краснов.

Керенский, подчеркнем, был зампредседателя Петроградского Совета (председателем был Чхеидзе, а еще одним замом – Скобелев), и он же был министром юстиции, а затем военным министром и, наконец, председателем Временного правительства. Без него этот приказ не мог быть осуществлен на всем гигантской территории России. И это следует даже из его мемуаров, где он пытается себя обелить.

П. Краснов был непримиримым противником большевиков, воевал против них и в Гражданской войне и в Отечественной, за что и был расстрелян после войны. Он писал: «Война замирала по всему фронту, и Брестский мир явился неизбежным следствием приказа № 1 и разрушения армии. И если бы большевики не заключили его, его пришлось бы заключить Временному правительству».

Великолепный писатель Пантелеймон Романов дает картинку с натуры в своем рассказе «Хороший комитет»:

 

Всяких мешков и сундуков было столько, что ими заставили все углы и проходы в вагоне.

Маленький веснушчатый солдатик едва втащил свой пятый мешок. От напряжения и возни у него оторвался сзади хлястик, и шинель распустилась балахоном.

Мобилизуетесь? – спросил его солдат в стеганой ватной куртке с тесемочками.

Да, с фронту, – отвечал солдатик, вытирая руки о штаны.

Я уж по вещам вижу.

Все руки, нечистый их возьми, оттянул.

Не дай бог, сам возил, знаю. А помногу досталось?

Да вот все тут. Да еще раньше домой свез почесть столько же.

Пудов десять будет, – сказал третий, высокий солдат, свертывавший папироску, бегло взглянув на вещи. – Через комитет делили?

Через комитет…

Нет, наш комитет хороший, – сказал владелец мешков, – у нас почесть все поровну. Одного сахару пришлось по пуду на человека.

По пуду!..

Да… а какие раньше еще ухватили, когда не знали, что дележка будет, и думали, что все в казну отойдет. Шинели по три штуки, консервы эти, уздечки, седла, ну, – словом сказать, – все, что на себе унесть можно. А что тяжелое – на месте распродали: повозки, лошадей там…

А вот у нас комитет – так собачий был!.. – сказал голос с полки,– ничего не дали. До какого паскудства дело доходило: белье, скажем, сносилось, приноси старое, тогда получишь новое…

Оттого, что у самих мозги курьи. Сами же выбирали, а вышел – собачий. У нас тоже заикнулись было: «Не позволим, расхищение достояния», так на другой же день слетели, новых выбрали…

Нет, у нас на диво, – повторил солдат с оторвавшимся хлястиком. – Я, можно сказать, всю семью одел. Сейчас все солдатами ходят: и отец и дед. Даже баба и та в офицерской непромокайке ходит…

А у нас умные головы пулеметы делить додумались. Два пулемета в полку, а они их делить, кому винтик, кому что…

У нас пулеметы продавали, а уж деньги делили,– сказал солдатик, хваливший свой комитет…

Ох, и дешево же эти пулеметы шли. Иные откупали, себе везут.

 

Россия, кровью умытая

 

Картина показывает работу приказа № 1: армии не стало, а оружием наполнилась вся великая Россия. Там, куда этот приказ не дошел, удалось сохранить боеспособные части, да и то на недолгое время. Так, из Персии выходили части из терских казаков во главе с Л. Бичераховым. Им удалось сохранить боеспособность, и в 1918 году они конкурировали с начавшимся на Северном Кавказе белым движением. Однако затем и эти части развалились.

Так рухнула вся власть в России, и страна умылась кровью.

Керенский пишет в воспоминаниях о том, как на заседание Временного правительства вошел первый председатель Временного правительства В. Львов, бросил на стол пачку телеграмм и сказал, что на местах власти не стало, нет ни губернаторов, ни судей, ни полиции.

Напомню, Ленин к тому времени еще не приехал в Россию.

 

Керенский о Ленине

 

Керенский склонен российскую катастрофу объяснять злокозненностью Ленина и обвиняет того в шпионаже в пользу Германии. Предполагается, что германский Генштаб переводил громадные деньги Ленину, дабы своей оплаченной пропагандой большевики разрушали главного противника Германии – русскую армию и монархию. А ведь деньги есть кровь войны, тратить их приходилось очень обдуманно.

Об этой легенде достаточно сказать следующее. Кайзера Вильгельма до серьезных вопросов не допускали из-за его непредсказуемости и недалекости. Начальника же Генштаба Германии Людендорфа спросили, когда он услышал о Ленине. Он ответил, что впервые узнал о нем из газет в апреле 1917 года.

В 1945 году, после победы над фашистской Германией, был арестован и допрошен начальник разведки кайзеровской Германии Николаи. Спросили о Ленине. Ответ тот же: узнал фамилию в апреле 1917-го. А ведь без этих фигур – Людендорфа и Николаи – большие траты денег были невозможны. Напомню, что и после Февральской революции договориться о проезде через Германию в пломбированном вагоне было не очень просто, пришлось доказывать, что в вагоне поедет русская оппозиция (так и было, ехали не только большевики).

Так что о германских деньгах Ленина говорить несерьезно.

 

Чего хотел Александр Федорович?

 

В чем состояла программа Керенского?

Он писал, что ему всегда по душе были социалисты-революционеры и народники, и, может быть, поэтому он первый в Государственной Думе заявил, что по отношению к императору надо поступить так, как поступил Брут в Риме (убил Цезаря). Правда, социалистами тогда становились многие: в Учредительное собрание было выбрано 75% социалистов!

Однако большевики для него были «марксятиной».

Керенский хотел «свобод по английскому образцу».

 

О демократии

 

Английский образец государственного устройства не является просто демократией. Это надо объяснить.

Демократия – слово греческое, а поэтому кажется, что оно овеяно светом древнегреческой цивилизация. Но стоит вспомнить о том, как греки относились к тогдашней демократии.

Аристотель считал, что это самая дурная система управления. Правители нужны людям, чтобы решать их проблемы, пытаться облегчить и улучшить их жизнь, они должны заботиться об общем благе, иначе они не нужны, и даже вредны. Поэтому если правит один и думает об общем благе, то это называется монархией. Если правит один, но думает только о своих интересах, то это называется тиранией. Если правят несколько благородных людей и думают об общем интересе, то это называется аристократией. Если правят немногие и думают лишь о своем кармане и своих интересах, то это называется олигархией. Если правят многие и заботятся об общем интересе и делах, то это называется политией.

По мнению Аристотеля, в Афинах была полития. В нашем словоупотреблении оттенок этого слова сохранился в словах «политес», «политичный» (то есть вежливый, думающий о других и заботящийся о том, чтобы другим не доставить неприятностей).

Если же правят многие, но заботятся только о своих интересах, а не общих, то это называется демократией. И это самая неприличная и отвратительная схема управления.

И демократия по-гречески – вовсе не народовластие. Народ по-гречески обозначается тремя словами: «этнос», «лаой», «демос». Этнос подразумевает национальное обозначение, отсюда «этнография». «Лаой» есть народ-население, отсюда греческое имя Николай переводится как «победитель народов». А «демос» есть противоположность «элиты», то есть чернь. Чернь, или плебс в латинском варианте, всегда обозначает низкие слои населения, низкие чувства и помыслы.

Иными словами, демократия по-гречески есть власть быдла.

Керенский, скорее всего, это знал. Ведь тогда хорошо учили греческому и латыни.

 

Что же такое «английский образец»?

 

Что же такое «английский образец» – очень точно выразил английский философ Т. Гоббс, и эта идея воплотилась в Великобритании и в особо чистом виде – в США. По-европейски, англосаксонски, по-западному – человек есть сосуд зла, это хищник и зверь хуже волка, он преследует только свои интересы и ради них может ограбить и убить.

Поэтому нельзя, чтобы правил один, так как он будет думать только о себе, а не о людях. Нельзя, чтобы правили двое, ибо хищники могут договориться между собой, но не будут думать и заботиться о людях. Нужно выбирать не меньше трех правящих, ибо люди такая лживая и неприличная скотина, что трое уже никогда не смогут договориться. Они вынуждены будут следить друг за другом, и тогда поневоле несчастий людских будет меньше, ведь они начнут оглядываться и на прочих, а не только на правящих.

Отсюда появилась идея разделения властей. Сегодня она подразумевает отдельную законодательную власть, отдельную исполнительную власть и отдельную судебную. Отсюда парламент, правительство и суд.

Именно этот «образец» (словами Керенского) сегодня насаждается в мире.

 

Неприемлем для России

 

Этот «образец» чужд для православия и для русских.

Человек в нашей культуре есть образ и подобие Божие, то есть по сути своей добр. Тогда он и доверчив, и думает о сути дела. А дело требует, чтобы права и обязанности были равноценными и равнопорядковыми, равновесными, свобода и ответственность совпадали совершенно так же. Поэтому английский образец в России не работает и более того, настолько чужероден, что подобен ножу, воткнутому в тело живое. Иллюзии Керенского сегодня в России сохраняются в весьма ограниченном круге либералов. Хорошо бы им помнить о его судьбе.

Стоит помнить и о том, что в Великобритании до сих пор нет конституции, а США созданы как бы на чистом листе бумаги без всякого предисловия. И опыт этого искусственного «образца» переносить на нормальные исторически сложившиеся страны и народы весьма и весьма опасно. Поэтому народ в России все меньше ходит на выборы, ибо видит их, мягко выражаясь, предельную неэффективность. Выборы не ведут к изменению дел. Неслучайно русский философ Л. Карсавин говорил, что в демократической системе работает только то, что не имеет отношения к демократии.

Интересно, что в самой Англии у людей много меньше иллюзий по поводу парламентаризма, нежели у нас. Гид, например, рассказывает туристам об английском парламенте и говорит, что Гай Фокс был единственным человеком, который пробрался в парламент с искренними и чистыми намерениями. Гай Фокс когда-то пытался поджечь парламент. Элита в Англии тоже знает о пороках парламентаризма, однако добавляет, что лучше этой отвратительной системы люди ничего не придумали. Если вспомнить, что демократия в Древней Греции убила Сократа, а в современной истории привела к власти Гитлера, то иллюзии Керенского по поводу «английского образца» становятся очевидными.

 

Аналогии:

Керенский – Горбачев, Корнилов – Ельцин

 

Он писал «моя Россия», но страна и народ хотели мира, крестьяне – земли, а он хотел продолжать войну и уж когда-нибудь потом подумать о людях.

Признаться, напоминает Горбачева. Тот пришел в 56 лет и казался молодым по сравнению с кремлевскими старцами. Его встретили радостно. И он начал говорить. И говорил, и говорил, и говорил… Страна и жизнь развалились. А потом оказалось, что он ни в чем не виноват, что все неправильное сделал кто-то другой. Он же продолжает долго и сыто жить.

Керенский пришел в 36 лет. Встретили радостно, и он начал говорить. И говорил, и говорил, и говорил… Страна и жизнь разрушены. А потом оказалось, что он ни в чем не виноват. И долго жил – до 89. А Россия долго приходила в себя после его правления и умылась кровью.

Кстати, по аналогии можно заметить, что начавший белое движение Л. Корнилов напоминал какими-то чертами Ельцина. Тоже из народа, тоже за спиной никаких достижений, кроме поражений, и никаких талантов – ни у того ни у другого. Тоже что-то буркал, и это казалось чем-то значительным. И тоже совершенно непонятно, почему именно его Россия приняла за спасителя. Ведь, кроме тяги к власти, ничего и не было за душой. Мысли Керенского и Корнилова и чаяния народа были взаимно чуждыми и даже враждебными.

 

Ленин

 

Для старшего поколения удивительно, но сегодня мало знают о вожде Октября, уже надо рассказывать о жизни Ленина (1870–1924). Владимир Ильич Ленин (Ульянов) родился в Симбирске, там же окончил гимназию, директором которой был отец Керенского Федор Михайлович. Брат Ленина Александр Ульянов был казнен за покушение на жизнь царя. Ленин экстерном окончил Петербургский университет и стал присяжным поверенным (адвокатом). С 1893 года Ленин в революционном движении, один из основателей социал-демократической партии (большевистской, коммунистической). Он и привел ее к власти в Октябре 1917 года, организовал победу в Гражданской войне и интервенции, в основном восстановил Россию. Затем введением нэпа восстановил нормальную жизнь страны.

Сегодня личность Ленина является предметом жарких споров, для одних он герой и спаситель Отечества, для других – враг и разрушитель. Дополнительным импульсом сегодня стал «ленинопад», разрушение памятников Ленину на Украине бандеровскими боевиками.

 

Ленин-загадка

 

Самое первое, что хочется сказать о Ленине, – он загадка. В советской литературе его часто подавали согласно знаменитой формуле нашего земляка Павла Заломова: Ленин – «прост как правда». Простым Ленина назвать можно, но что это значит? Во враждебной литературе нередко его называют «гильотиной с университетским дипломом». Уже противоречие этих определений (правда – гильотина) подразумевает загадку.

Однако я хотел обратить внимание на следующее. Гения всегда трудно истолковывать, ведь мы можем передать только нам понятное, «нам» означает негениальным людям. И есть еще одно обстоятельство, на которое необходимо обратить внимание. Например, Чернышевского понять можно с помощью его переписки с Добролюбовым, а Маркса – с помощью переписки с Энгельсом. У Ленина подобных задушевных близких друзей нет и переписки подобной тоже.

На Западе лучшими книгами воспоминаний о Ленине являются сочинения Н. Валентинова. Автор был участником революции 1905 года, вторую революцию не принял. Был близко знаком с Владимиром Ильичом, сохранил интерес к нему на всю жизнь. В 1928 году эмигрировал, а в 1950-х годах написал о нем серию книг. В советское время они были недоступны основной массе читателей, а после 1991 года были изданы, но антикоммунистам они неудобны, потому что Ленин там показан великой личностью, а апологетам не очень комфортны, поскольку вождь показан человеком, а не памятником. Поэтому, к сожалению, эти книги и сегодня не очень известны. А они исключительно интересны и искренни. Автор пишет там, что Ленин был очень замкнутым человеком и в душу никого не пускал. Была ли причиной конспирация революционера, или обожгло « приличное» общество, отвернувшись от Ульяновых после казни старшего брата-«цареубийцы», или срабатывало нежелание тратить время на пустопорожние разговоры «на кухне» – оценить сегодня трудно.

Однако вот эпизод: на Капри, на отдыхе, великолепный вечер разнежил Ленина, и он разговорился. Валентинов пишет, что считал себя лучшим в мире специалистом по Тургеневу, и вдруг обнаружил, что Владимир Ильич знает писателя лучше. Литературный критик Воровский присутствовал при этом и ночью записал все, что запомнил, а утром обратился к Ленину с просьбой проверить запись. Но вечер уже кончился, и Владимир Ильич достаточно резко заявил: «Какой ерундой вы заняты, вам, видимо, нечем больше заняться. Не читал я вашего Тургенева». Следуя такой же логике – говорить только по делу, – Ленин, например, никогда не разговаривал с меньшевиком Даном о литературе. В итоге Дан написал в воспоминаниях, что вождь был литературно малообразованный человек. Как тут хочется указать на правило исторической критики. Оно состоит в том, что источник больше говорит о самом авторе текста, нежели о предмете его мемуаров. Это означает, что Дан никогда не говорил с Лениным о литературе и не представляет уровня его литературных познаний. Воровский и Валентинов могут услышать от Ленина раздраженное «Не читал я вашего Тургенева», но никогда не напишут того, что написал Дан. Кстати, известно, что исследования сочинений Ленина говорят о том, что треть его текстов содержат художественные образы из мировой литературы.

 

Ленин-интуитивист

 

Вторая сложность в понимании такой масштабной личности, как Ленин, состоит в том, что по типу мышления он был интуитивистом, Что это означает? Вот, например, интуитивистом был физик и математик Анри Пуанкаре. Он однажды написал формулу, а потом его отвлекли, и он не выписал ход своих рассуждений. С тех пор это являлось предметом изысканий, как и известная теорема Ферма. Теорема Пуанкаре была доказана Г. Перельманом, а теорема Ферма доказана Э. Уайлсом, но в обоих случаях доказательства появились почти через сотню лет. Иными словами, интуитивист видит ответ, а потом, так сказать, для людей выписывает ход своих рассуждений, которые могли привести его к этому результату. Иногда пишут, что они сами не знали всей цепочки рассуждений. Но, думается, в подобном случае надо говорить о пророчестве и пророках, а интуиция в науке сродни тому, о чем говорил Наполеон: «быстро сделанный расчет».

Посмотрим на ленинские работы. В 1915 году он пишет статью «О лозунге Соединенных штатов Европы», в которой делает вывод о возможности победы социалистической революции в одной стране. А потом проводит исследования и публикует их результаты в серии книг и статей об империализме, что и было основанием для вывода 1915 года. Все ли он потом расшифровал?!

Мне, например, был бы очень интересен ответ Ленина на книгу А. Богданова «Падение великого фетишизма». Автор писал, что Ленин выступает за абсолютную истину, а абсолютом в философии называют Бога, значит, Ленин скрыто признает Бога. Но… Были у Ленина другие важные дела, ответа он не написал, и загадка осталась. На эту частную тему потом еще раз поговорим, а пока отметим, что никто это не исследовал.

 

Мистика и практика

 

В советское время политиздат просто не позволял поднимать ряд тем. Например. Летом 1917 года Ленин в подполье, скрывается в квартире рабочего Емельянова. Хозяйка принесла хлеб к обеду. Ленин говорит: «Какой хороший хлеб!» Хозяйка отвечает: «А они боятся нам сейчас плохой хлеб давать». Ленин по крайней мере год использовал этот случай в качестве примера в своих рассуждениях. Он говорил, что качество хлеба и классовая расстановка для него связаны длинной чередой отвлеченных рассуждений, а рабочий берет эту истину сразу, она у него на ладони. Ленин называл это практикой. А если вы возьмете книгу В. Лосского «Очерк мистического богословия», то обнаружите, что великий богослов называет мистикой умение без посредствующих рассуждений видеть истину «на своей ладони».

Так вот. Все мои попытки в советское время обратить на это внимание (совпадение диалектической и материалистической практики и православной мистики) были безрезультатны, вычеркивались сразу.

 

Был ли Ленин марксистом?

 

Нелепый, казалось бы, вопрос. Ну как же – был ведь марксизм-ленинизм! Но если вы возьмете 45-й том его собрания сочинений, то увидите там последние статьи и речи Ленина, в которых он объясняется по поводу обвинений в его адрес в искажении марксизма. Недавно вышла книга С. Кара-Мурзы «Карл Маркс против русской революции». Автор уважительно относится к Марксу и Ленину, однако указывает на расхождения между ними. Речь идет о революции – русская революция шла не по Марксу.

Я же хочу напомнить другие грани несовпадений. Маркс очень не любит Герцена. Впрочем, взаимно. Ленин об этом знает. И пишет апологетическую статью «Памяти Герцена».

Маркс пренебрежительно относится к крестьянам. Он пишет об «идиотизме сельской жизни», о том, что крестьянин своего рода недочеловек, он дорастет до человека тогда, когда станет рабочим или буржуем. Ленин это знает, однако даже его оппонент А. Богданов называет его нашим лучшим специалистом по селу. Наибольшее число больших работ Ленина посвящены как раз крестьянам, селу. Это бросается в глаза. Поэтому А.М. Горький, тоже не очень тепло относившийся к крестьянам, в своем очерке о Ленине с удивлением пишет о «крестьянофильских пассажах» Владимира Ильича.

Ну и, разумеется, отношение к России различно у Маркса и Ленина. Маркс плохо относится к России, для него она жандарм, при котором никакая революция в Европе невозможна. Конечно, по мере роста революционных настроений в России Маркс становится все более благосклонен. И все же, все же… Вот только один пример. Турецкие зверства по отношению к балканским славянам приводят к восстаниям. Эту национально-освободительную борьбу Маркс с Энгельсом называют «наглыми происками царских агентов против цивилизаторской миссии турецких феодалов».

Добавлю еще одну тему. Сравним учение об истине в работе Энгельса «Анти-Дюринг» и ленинское учение об абсолютной и относительной истине в его работе «Материализм и эмпириокритицизм». Не совпадают. Интересно добавить, что ленинское учение об истине фактически следует за идеями основателя исихазма (официальной философии православия) Григория Паламы (см. его «Триады в защиту священнобезмолвствующих»).

Выше я писал о совпадениях ленинского учения о практике и учения В. Лосского о мистике. Стоит добавить, что В. Лосский – осознанный исихаст и многое сделал для разработки теории паламизма и его пропаганды. Иными словами, истина, практика, Герцен, крестьяне, Россия, революция – зоны несовпадений весьма велики, и стоило бы признать Ленина мыслителем, использующим марксизм, но в то же время оригинальным, самостоятельным.

 

Ленин-читатель

 

Ленин очень быстро и много читал. В воспоминаниях К. Чуковского есть интересный факт. В первые послереволюционные годы была организована «Всемирная литература», издательство при Наркомпросе, – по инициативе и при ближайшем участии М. Горького. Ставили задачу академикам отобрать книги из французской, английской, египетской, вавилонской и других литератур для последующего издания. И каждый раз после выступления специалиста Горький добавлял еще какие-то названия книг. Поэтому Чуковский повторяет свидетельство одного литератора о Горьком. Дескать, думают, что он самоучка, этакий Буревестник революции, а он ученый сухарь, прочитавший все энциклопедии от А до Я.

Да, Горький много и быстро читал. Но вот – для сравнения.

Однажды Горький оказался в комнате вместе с Лениным, читали книги. Горький удивляется: дескать, не успею вчитаться в страницу, как слышу шорох переворачиваемой Лениным страницы. «Владимир Ильич, вы читаете?» – «Да, читаю и внимательно». Горький отобрал книгу и стал проверять. Оказалось, что Ленин начинал пересказывать содержание едва ли не наизусть.

 

Ленин как научный работник

 

Подобная скорость чтения помогала усваивать огромные пласты информации и приходить к уникальным научным результатам. Мне довелось когда-то прочитать все современные рецензии на работу В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Бросилось в глаза одно: соглашался рецензент с Лениным или нет, неважно, но все они отмечали предельную ученость автора – не пропустил ничего, все учел. А ведь эта толстая и сложнофилософская работа написана с невероятной быстротой – за месяц плюс 4–5 месяцев подготовки.

Приведу сравнение из науковедения. Советский доктор наук не имел аналогов в западном мире. По данным ЮНЕСКО (культурной комиссии при ООН), тамошний доктор наук – наш кандидат наук (я, конечно, говорю о формальной стороне дела). Так вот, наш доктор наук, профессор за жизнь публиковал 75–80 печатных листов.

Ленин же эту норму перевыполнил уже к 30 годам, а вообще с формальной точки зрения можно сосчитать написанные им несколько философских (4), исторических (4), экономических (6) докторских диссертаций.

 

Ленин и Плеханов

 

А содержательно это могло выглядеть так. Ленин и основатель марк-систских групп в России Плеханов нередко писали на одну и ту же тему. Плеханов – совсем не рядовой, весьма уважаемый и талантливый автор. Оба критиковали народников, писали о Л. Толстом, разбирали новейшую и модную философию махизма.

Как писал Плеханов?

Народники – это допотопная социология. И все?!

Л. Толстой – помещик, юродствующий во Христе. И все?!

Махизм – это берклианство (философия субъективного идеализма английского философа Беркли) XVIII века. И все?!

Как писал Ленин?

Народники опираются на допотопную социологию, это так. Однако это не просто глупость, а выражение чаяний крестьянства. Отсюда их смысл и героизм, чаяния и надежды.

Л. Толстой, конечно, в своих теориях – юродствующий во Христе, однако не в этом его значение. Главное, что он уникальный художник, зеркало русской жизни и революции и он дает и точку зрения мужика.

Махизм – не просто берклианство, а отражение и выражение революции в науке, требующей выработки новой философии. Как правило, вся плехановская мысль у Ленина оказывается в кратких первых строчках, а после этого начинается действительный анализ реальной проблемы.

Ленин видит жизнь, а Плеханов – оторванную от жизни логику.

 

Метод Ленина

 

В этом виден и ленинский метод. Он не просто навешивает ярлыки, а, пытаясь понять спорщика-собеседника, проговаривает за него в его логике и терминах дальнейшее развитие его мысли. В диалектике это называется преодолением. В русской литературе этим отличался Достоевский, который каждую идею воплощал в образах персонажей, и они как бы проживали и изживали ложный смысл. Спорить становилось невозможно.

 

Ленин и Россия

 

Конечно, Ленин любил Россию.

Взглянем на ряд революционных деятелей начала XX века. Роза Люксембург – деятель социалистического движения России, Польши, Германии. Троцкий – деятель России и США. Артем (Сергеев) – деятель России и Австралии. Яковлев – деятель России и Китая…

Ленин же деятель только русский. Он знал «одной лишь думы страсть». Международным деятелем он является в силу гигантского значения России. Отсюда его любовь к Отечеству, воспевание патриотизма написавшего Ленину письмо арзамасского крестьянина, который готов голодать, только бы Родина жила. Отсюда – «Владивосток далеко, но город он нашенский».

Горький вспоминал о том, как Ленин сказал, что наши русские бойчее итальянцев работают. «А когда я выразил сомнение по этому поводу, он, не без досады, сказал:

Гм-м, а не забываете вы Россию, живя на этой шишке (Капри. – Н. Б.)?»

Вспомним историю Брестского мира. Коммунисты, следуя Марксу, считали, что русская революция является только началом европейской, что только в Европе – главное. И Политбюро проголосовало против заключения мира с немцами. Поскольку армии в России фактически уже не было, это обрекало Россию на оккупацию и страшные муки.

Бухарин писал, что Ленин не вошел, а впрыгнул на заседание и сказал: если вы так поступаете, то я выхожу из вашей партии и начинаю борьбу заново. Политбюро сломалось и вынуждено согласиться. Россия для Ленина была важнее мировой революции. Поэтому ему удалось спасти Россию. Об этом пишет и двоюродный дядя Николая II – отец русской авиации великий князь Александр Михайлович в своих воспоминаниях, вышедших в 1934 году в Париже. По мнению великого князя, если бы победили белые, Россия стала бы придатком Запада, а сохранил ее целостность и независимость не кто иной, как интернационалист Ленин.

 

Ленин слышал народ

 

Ленину удалось восстановить Россию. Почему? Да потому, что он слышал чаяния народа.

Народ требовал мира, а армию уже развалили керенские. И Ленин выступает за мир.

Народ требовал земли. Начинается грабеж, преступность и пьянство. И первые ленинские декреты – декрет о мире и декрет о земле. Появляется Чека.

Начинается интервенция, немцы наступают. Ленин организует войска завесы из сохранившихся частей, а потом Красную армию.

И хочу обратить внимание вот на что. В исихазме есть положение «Слово – серебро, молчание – золото». Уговоры бывают бесполезны, а порой и времени на них нет, приходится и власть употребить. И тогда имеющий истину не уговаривает, он вынуждает, заставляет принуждает, волит и велит. То есть вынужден прибегнуть к насилию.

Сказанное не означает недооценки слова пропаганды и агитации. Уж в чем в чем, а в этом большевиков точно не обвинить. Речь идет о том, что дело важнее слова, а слово должно быть продолжением и выражением дела и жизни. Нужно не ограничиваться уговорами, а при необходимости употребить силу.

Пример. Генерал Л. Корнилов угробил дивизию, попал в плен к немцам (начальник Генерального штаба М. Алексеев пытался предпринять расследование и открыл на него дело, но не удалось), затем развалил фронт, поднял бунт и был арестован. Отпущен под честное слово не бунтовать. Через 10 дней он на Дону начал белое движение. Ясно, что увещеваниями тут не обойтись.

Как писал митрополит В. Федченков: «В революционную-то бурю “убеждать”?! Да люди тут – в пламенной горячке, а они убеждают их? Тут нужно действовать, а не лекции с кафедры читать». Интересно, что осмысленный исихаст В. Федченков писал это в критике Деникина! (Кстати, известный философ Ф. Степун сказал, что Временное правительство погибло, изойдя словами, а до дел у них не дошло.)

 

Масштаб личности

 

Примечательно, что появление Ленина на общественной арене вызывает ассоциацию с появлением Махатмы Ганди в Индии. Неру писал, что появление Ганди подобно молнии в ночи. Похожее впечатление вызывало у многих появление Ленина. Ведь фотографий и кино практически не было, в лицо его мало кто знал, а внешний вид его производил впечатление обычного мужичка. Но стоило ему сказать несколько слов, как они оказывались столь к месту и столь точны, что все разворачивались к нему, старались слушать, понимали, кто главный.

О масштабе личности Ленина приведем такое сравнение. В США, конечно, не знают всех президентов. Помнят и почитают великих: Вашингтона, Линкольна, Ф. Рузвельта и Кеннеди. Ф. Рузвельт – единственный, кого выбирали в президенты трижды. В Великобритании тоже, конечно, не помнят всех премьер-министров. Но уж Черчилля знают все. «Великая тройка» военного времени – Сталин, Черчилль, Ф. Рузвельт. Иностранцы (особо отмечаю – не наши, а иностранцы!) считали наиболее эффективным военным лидером из них Сталина. Как известно, Черчилль в своей речи о Сталине подчеркнул это.

Так вот, когда спросили Молотова о том, «кто был более суровым, Ленин или Сталин?», то он, как известно, моментально ответил: «Конечно, Ленин». Обратите внимание на то, что Политбюро, проголосовавшее против Брестского мира, а потом проголосовавшее так, как требовал Ленин, включало весьма серьезных и властных людей. Достаточно назвать Сталина, Троцкого, Дзержинского. И не осмелились спорить! Еще раз: Ф. Рузвельт и Черчилль – это вам не Олланд с Макроном, не Меркель с Обамой, однако американец Гопкинс (посланец Рузвельта) специально подчеркивает величие Сталина, его превосходство. А уж Сталин, Троцкий, и проч., и проч. однозначно говорят о высочайшем авторитете Ленина.

Авторитет Ленина был непререкаем, он был русский и великий человек. О нем написано много и будет написано еще больше. Думается, понять Ленина и есть современная наша задача. Без этого вряд ли мы найдем наш смысл и наше будущее. И более того, мир не найдет смысла и будущего. Поэтому закончить хочется известными словами Горького о Ленине – «великое дитя окаянного мира сего».